Оплата долга третьим лицом вс развивает практику дел о банкротстве

Сегодня предлагаем обсудить следующую тему: "Оплата долга третьим лицом вс развивает практику дел о банкротстве". Если возникнут вопросы, то вы обязательно найдете ответы в статье. Если все же потребуются уточнения, то обращайтесь к дежурному юристу.

Прокуратура Ленинградского района Краснодарского края

Практика Верховного суда: погашение долга третьим лицом не является злоупотреблением правом в процедуре банкротства

29 Пятница Сен 2017

Как показывает практика погашение долга перед третьим лицом рассматривается как злоупотребление правом в процедуре банкротства.

Статья 313 ГК РФ предусматривает право лица, не являющегося стороной правоотношения, в случае неоплаты долга исполнить обязательство за должника. В таком случае к третьему лицу переходят права кредитора, в том числе право на заявление кандидатуры арбитражного управляющего и право голоса на собраниях. В сложившейся арбитражной практике, как правило, подобный ход служит основанием для оценки судом действий третьего лица как недобросовестных, совершенных исключительно с намерением причинить вред другому лицу в обход закона.

Однако Верховный Суд при рассмотрении дела N А41-108121/2015 встал на сторону плательщика, заметив при этом, что сама по себе оплата долга третьим лицом не может быть признана злоупотреблением правом при отсутствии доказательств того, что такое исполнение причинило вред лицам, участвующим в деле о банкротстве. Кроме того, по смыслу Закона о банкротстве законный материальный интерес любого кредитора прежде всего состоит в наиболее полном итоговом погашении заявленных им требований.

Таким образом, в случае, если на стадии проверки обоснованности заявления о банкротстве требования кредитора удовлетворяются третьим лицом в полном объеме, такое исполнение не может быть расценено как злоупотребление правом.

Контактная информация

Обращения граждан

Уважаемые посетители!
В соответствии со ст. 10 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» в органах и учреждениях прокуратуры разрешаются заявления, жалобы и иные обращения, содержащие сведения о нарушении законов. Оставить письменное обращение можно в специальном ящике для приёма писем граждан, расположенном в фойе здания прокуратуры по адресу: Станица Ленинградская, ул. Кооперации, 177

Нет – формализму, да – интересам кредиторов: «банкротное» решение ВС

Кредитор с почти миллионным долгом добивался введения процедур банкротства в отношении контрагента, но третье лицо погасило задолженность, уменьшив ее до 299 тыс. руб. А поскольку пороговое значение в законе о несостоятельности равно 300 тыс. руб., суды отказались вводить наблюдение. Верховный суд с ними не согласился и принял решение в пользу кредитора. Его разъяснения существенно осложнят жизнь недобросовестным должникам с признаками неплатежеспособности.

В практике нередко встречаются случаи, когда третьи лица, связанные с должником, частично погашают его долги, чтобы не дать хода банкротному делу, рассказывает руководитель практики банкротства и антикризисной защиты бизнеса «Пепеляев Групп» Юлия Литовцева. Процесс тормозится до тех пор, пока с заявлением не обратится подконтрольный кредитор, что даст возможность выбрать «лояльного» арбитражного управляющего.

В подобном деле Верховный суд, по словам Литовцевой, сформулировал сразу несколько новых правил. Экономколлегия приняла жалобу общества «Битойл», которому ГУП «Аксайское дорожное ремонтно-строительное управление» задолжало 975 тыс. руб. (из них 125 тыс. руб. – проценты). Но после того, как суд принял заявление кредитора о банкротстве, третье лицо, ГУП РО «Азовское ДРСУ», погасило часть долга, уменьшив его до 299 тыс. руб. Поскольку пороговое значение составляет 300 тыс. руб. (п. 2 ст. 6 и п. 2 ст. 33 закона о нестостоятельности), три суда не стали вводить наблюдение по инициативе «Битойла». Это было не единственное обращение кредитора – они поступали с февраля 2015 года, но истории всегда заканчивалась одинаково. Банкротное дело получило ход лишь в апреле 2016-го по заявлению ООО «ДРСУ-Дон».

Тем не менее, судам должно было быть очевидно, что требования других кредиторов в совокупности превышают 300 тыс. руб., поэтому их следовало рассмотреть совместно, указала коллегия ВС под председательством Ирины Букиной в определении, опубликованном 16 августа. Это пороговое значение нужно рассматривать как разумное ограничение права кредиторов инициировать процедуры несостоятельности. Но даже незначительное требование не должно спасать должника от банкротства, если он и вправду неплатежеспособен, разъяснил ВС.

Сомнительными он назвал и действия других компаний, которые последовательно погашали долги, пока не дошла очередь до заявления «ДРСУ-Дона». Хотя после просрочки должника допускается выплата долга третьим лицом (ст. 313 ГК), в этом деле экономколлегия увидела злоупотребление правом. По сути, целью схемы было не допустить, чтобы управляющего предложил другой кредитор. В итоге ВС отправил спор в суд первой инстанции и предписал ему рассмотреть кандидатуру управляющего, которого выдвинул первый кредитор.

Победа над формализмом

Определение ВС считает очень актуальным руководитель практики по банкротству АК «Павлова и партнеры» Сергей Левичев. Совместное рассмотрение нескольких требований, в сумме превышающих 300 тыс. руб., ускорит принятие решения о введении процедур банкротства, считает Левичев. Также судам следует в любом случае оценивать, была ли у должника возможность рассчитаться со всеми кредиторами, которые подали заявления, продолжает юрист бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Анастасия Сафина.

Погашение долга до суммы чуть ниже пороговой – обычная практика, которая помогала некоторым предприятиям пережить трудные времена, говорит арбитражный управляющий Игорь Гулаков. В вопросе справедливости таких исчислений надо помнить еще и о том, что для целей банкротства в зачет идет только основной долг, однако проценты и пени могут превышать его в десятки раз, рассказывает Гулаков.

Определение ВС оставляет ряд вопросов, считает Литовцева. Например, экономколлегия говорит о погашении долга третьими лицами, но это может делать и сам неплатежеспособный должник, в том числе – если нет иных заявителей. Неясна и судьба платежей, направленных на злоупотребление правом: надо ли считать их ничтожными или все-таки состоявшимися? Но в целом позицию ВС Литовцева одобряет: это очередная победа над формализмом, которая осложнит жизнь недобросовестных должников.

Оплата долга третьим лицом: ВС развивает практику дел о банкротстве

Экономколлегия Верховного суда в очередной раз разбиралась в проблеме применения ст. 313 ГК об исполнении долга третьим лицом в контексте дела о банкротстве. Контроль над процедурой пытался получить бывший гендиректор должника, но долг последнего перед ним оплатила другая компания-кредитор. Московская окружная кассация расценила ее действия как злоупотребление. В итоге баланс интересов искали в Верховном суде. И по мнению юристов, нашли.

Читайте так же:  Должностная инструкция мастера дорожного хозяйства

Коллегия Верховного суда РФ по экономическим спорам (КЭС) опубликовала определение по делу о банкротстве ООО «Ангарстрой» (№ А41-108121/2015). «Это дело очень интересно с точки зрения интерпретации понятия «злоупотребление правом», которое в последнее время активно разрабатывается. Сначала ВАС, а затем эту тенденцию в полной мере подхватила экономколлегия ВС», – считает Мария Михеенкова, адвокат из Dentons. Правда, в деле «Ангарстроя» КЭС в отличие от своих предыдущих подходов не увидела злоупотребления, которое признала кассация Московского округа. «На первый взгляд может показаться, что это не укладывается в общую тенденцию правовых подходов КЭС. Однако в этом деле большое значение имеют детали, и необходимо внимательно оценить его конкретные фактические обстоятельства», – обращает внимание Михеенкова.

А фактические обстоятельства такие. Трое бывших работников «Ангарстроя» обратились в Арбитражный суд Московской области с заявлением о признании общества банкротом. Работодатель должен был им 314 000 руб. выплат по выходным пособиям. Однако к моменту судебного заседания этот долг за общество погасил другой кредиторкомпания ООО «Интермикс-Инвест» (внесла деньги через депозит нотариуса), которая следом за работниками также обратилась с заявлением о признании «Ангарстроя» несостоятельным.

Ст. 313 Гражданского кодекса (ГК) допускает исполнение просроченного обязательства должника третьим лицом, а Закон о банкротстве не запрещает это на стадии проверки обоснованности заявления, рассуждала первая инстанция. С учетом этого, а также того, что задолженность перед работниками полностью погашена, суд оставил их заявление без рассмотрения, отказавшись ввести процедуру наблюдения.

Апелляционная коллегия 10-го ААС с этим согласилась, а вот коллегия АС Московского округа – нет. Она отправила спор на новое рассмотрение по существу. По мнению окружной кассации, в действиях «Интермикс-Инвест» «прослеживаются явные признаки злоупотребления правом». Компания просто хотела лишить бывших работников статуса заявителей по делу о банкротстве, чтобы они не смогли предложить свою кандидатуру арбитражного управляющего (ст. 42 Закона о банкротстве), объяснила свою логику кассация.

В обоснование судьи АС МО сослались на правовую позицию Коллегии ВС по экономическим спорам (КЭС): на два определения об отказе в передаче дела (№ 302-ЭС15-1618 и № 305-ЭС16-7422) и на два определения КЭС по существу (в рамках дела о банкротстве «Оганер-комплекса» № 302-ЭС16-2049 и «Аксайского дорожного ремонтно-строительного управления» № 308-ЭС16-4658). В последних двух делах КЭС также рассматривала вопрос о возможности погашения долга компании-банкрота перед заявителем третьим лицом, комментирует Илья Дедковский, старший юрист адвокатского бюро КИАП. И тогда ВС увидел в действиях лиц, погасивших долги, злоупотребление правом. См. «Нет – формализму, да – интересам кредиторов: «банкротное» решение ВС».

Но смотреть на судебную практику ВС надо внимательнее, исправила кассацию округа сама КЭС, куда спор дошел по жалобе «Интермикс-Инвест». Она оставила в силе акты двух первых инстанций. Ссылки АС МО ошибочны, поскольку обстоятельства тех дел иные. Нюанс в том, что там в отличие от дела «Ангарстроя» кредиторы получили только частичное удовлетворение своих требований.

И волки сыты, и овцы целы…

По смыслу Закона о банкротстве интерес любого кредитора состоит прежде всего в наиболее полном погашении требований, напомнила в своем определении КЭС. И как следствие, на достижение этой цели должны быть направлены и все предоставленные кредитору инструменты влияния на ход процедуры. Долг перед бывшими работниками полностью погашен, других претензий к «Ангарстрою» у них нет, а значит, не может у них быть и правового интереса в самом участии в банкротстве. «По сути КЭС сделала важный вывод, что злоупотребление правом существует не само по себе, а лишь как нарушение законных прав и интересов третьих лиц: если поведение таких прав не нарушает, то и злоупотреблением оно являться не может», – поясняет Мария Михеенкова. Другой важный момент в мотивировке КЭС, по ее словам, – это внимание к конкретным деталям.

Как указывается в определении ВС, сам «Интермикс-Инвест» не скрывал, что его действия носят «защитный» характер, и поступает он экономически невыгодно. Компания погасила требования заявителей-физлиц, чтобы производство о банкротстве было возбуждено уже по ее заявлению, и именно она могла предложить кандидатуру управляющего. Она опасалась недобросовестного, подконтрольного должнику банкротства, поясняли ее представители на заседании в ВС. Дело в том, что один из бывших работников-заявителей был гендиректором «Ангарстроя», все объекты недвижимого имущества были проданы в преддверии банкротства, а заявление работников вообще было подано в суд даже до вступления в силу решений СОЮ о выплате пособий. На все это открыто обратила внимание в своем определении КЭС. Так что вопрос о том, кто злоупотребил правом, остается открытым.

Мария Михеенкова, Dentons: ВС проявил внимательный и дифференцированный подход. Как положительный момент, хочется отметить достаточно прямые формулировки ВС, констатирующие широко сложившуюся, но нередко замалчиваемую судами практику недобросовестного поведения участников банкротства, их реальные цели.

Перед экономколлегией в очередной раз встал вопрос соблюдения баланса интересов сторон в процедуре банкротства, говорит Анна Заброцкая, советник, адвокат и руководитель практики «Разрешение споров» Юридической фирмы «Борениус». Кредитор, оплатив задолженность перед работниками должника, удовлетворил интересы по определению более слабой стороны трудовых отношений, притом в полном объеме и в кратчайшие сроки, что исключает для них необходимость дальнейшего участия в банкротном процессе. «Участие не должно быть самоцелью, в противном случае, возникают разумные сомнения уже в добросовестности этих работников», – уверена Заброцкая. Кредитор, преследуя интерес не потерять долю в имущественной массе, отдает за должника тот максимум, на который могли рассчитывать работники, поясняет юрист: «Таким образом, и волки сыты, и овцы целы».

Мир, труд, гарантии

Отдельно отметила КЭС в определении и то, что к требованию по выплате выходного пособия может быть применена ст. 313 ГК. На обратном настаивал в ВС представитель «Ангарстроя», ссылаясь на трудовой характер правоотношений. «Такое требование, будучи заявленным в рамках дела о банкротстве, в силу специфики процедур несостоятельности приобретает частно-правовой характер», – ответили на этой судьи ВС. Более того, погашение задолженности третьим лицом обеспечивает реализацию гарантий на выплату работникам выходного пособия, что в целом согласуется с целями и принципами трудового законодательства.

Читайте так же:  Кто освобожден от уплаты налога на имущество

Таким образом, КЭС исключает неразрывную связь требований из трудовых правоотношений с личностью кредитора при просрочке, комментирует это вывод Иван Коршунов, юрист АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры». Недавно ВС уже высказывал подобную позицию, указав в качестве примера просрочку по алиментным обязательствам, обращает внимание юрист (см. п. 20 Постановления Пленума ВС «О некоторых вопросах применения общих положений ГК об обязательствах и их исполнении» № 54 от 22 ноября 2016-го).

Новый ракурс

Определение КЭС открывает новую страницу в истории войны кредиторов за контроль над процедурой банкротства, точка в которой во многом была поставлена после утверждения Обзора судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства (утв. Президиумом ВС 20 декабря 2016-го), считает Дмитрий Базаров, партнер BGP Litigation. Там ВС указал, что кандидатура арбитражного управляющего, предложенная заявителем по делу о банкротстве, не может быть изменена последующими кредиторами, даже если они погасят требования заявителя по делу по ст. 313 ГК и осуществят процессуальное правопреемство (выкуп требований первого кредитора в этом случае теряет всякий смысл).

Дело показывает актуальность проблемы погашения долгов третьими лицами с целью получения контроля над банкротством должника либо, наоборот, борьбы с иными лицами, стремящимися к такому контролю, комментирует спор Артем Кукин, партнер «Инфралекс». Главным критерием становится оценка добросовестности лиц, погашающих чужие долги. Правда, ВС чаще сталкивался со случаями недобросовестного погашения долгов третьими лицам. В деле «Ангарстроя» ситуация обратная – третье лицо расплатилось за должника с целью защиты от недобросовестных действий кредиторов.

Таким образом, ВС с разных сторон оценивает ситуации, связанные с погашением долгов третьими лицами, говорит Кукин. Сложность в том, что положения ст. 313 ГК содержат минимальные ограничения для таких действий. Таковыми, по словам юриста, являются принцип добросовестности, недопустимость злоупотребления правом, а также специальные нормы Закона о банкротстве (они применяются только после введения в отношении должника первой процедуры банкротства).

Оплата долга третьим лицом: ВС развивает практику дел о банкротстве

Экономколлегия Верховного суда в очередной раз разбиралась в проблеме применения ст. 313 ГК об исполнении долга третьим лицом в контексте дела о банкротстве. Контроль над процедурой пытался получить бывший гендиректор должника, но долг последнего перед ним оплатила другая компания-кредитор. Московская окружная кассация расценила ее действия как злоупотребление. В итоге баланс интересов искали в Верховном суде. И по мнению юристов, нашли.

Коллегия Верховного суда РФ по экономическим спорам (КЭС) опубликовала определение по делу о банкротстве ООО «Ангарстрой» (№ А41-108121/2015). «Это дело очень интересно с точки зрения интерпретации понятия «злоупотребление правом», которое в последнее время активно разрабатывается. Сначала ВАС, а затем эту тенденцию в полной мере подхватила экономколлегия ВС», – считает Мария Михеенкова, адвокат из Dentons. Правда, в деле «Ангарстроя» КЭС в отличие от своих предыдущих подходов не увидела злоупотребления, которое признала кассация Московского округа. «На первый взгляд может показаться, что это не укладывается в общую тенденцию правовых подходов КЭС. Однако в этом деле большое значение имеют детали, и необходимо внимательно оценить его конкретные фактические обстоятельства», – обращает внимание Михеенкова.

А фактические обстоятельства такие. Трое бывших работников «Ангарстроя» обратились в Арбитражный суд Московской области с заявлением о признании общества банкротом. Работодатель должен был им 314 000 руб. выплат по выходным пособиям. Однако к моменту судебного заседания этот долг за общество погасил другой кредитор – компания ООО «Интермикс-Инвест» (внесла деньги через депозит нотариуса), которая следом за работниками также обратилась с заявлением о признании «Ангарстроя» несостоятельным.

Ст. 313 Гражданского кодекса (ГК) допускает исполнение просроченного обязательства должника третьим лицом, а Закон о банкротстве не запрещает это на стадии проверки обоснованности заявления, рассуждала первая инстанция. С учетом этого, а также того, что задолженность перед работниками полностью погашена, суд оставил их заявление без рассмотрения, отказавшись ввести процедуру наблюдения.

[3]

Апелляционная коллегия 10-го ААС с этим согласилась, а вот коллегия АС Московского округа – нет. Она отправила спор на новое рассмотрение по существу. По мнению окружной кассации, в действиях «Интермикс-Инвест» «прослеживаются явные признаки злоупотребления правом». Компания просто хотела лишить бывших работников статуса заявителей по делу о банкротстве, чтобы они не смогли предложить свою кандидатуру арбитражного управляющего (ст. 42 Закона о банкротстве), объяснила свою логику кассация.

В обоснование судьи АС МО сослались на правовую позицию Коллегии ВС по экономическим спорам (КЭС): на два определения об отказе в передаче дела (№ 302-ЭС15-1618 и № 305-ЭС16-7422 ) и на два определения КЭС по существу (в рамках дела о банкротстве «Оганер-комплекса» № 302-ЭС16-2049 и «Аксайского дорожного ремонтно-строительного управления» № 308-ЭС16-4658) . В последних двух делах КЭС также рассматривала вопрос о возможности погашения долга компании-банкрота перед заявителем третьим лицом, комментирует Илья Дедковский , старший юрист адвокатского бюро КИАП . И тогда ВС увидел в действиях лиц, погасивших долги, злоупотребление правом. См. «Нет – формализму, да – интересам кредиторов: «банкротное» решение ВС» .

Но смотреть на судебную практику ВС надо внимательнее, исправила кассацию округа сама КЭС, куда спор дошел по жалобе «Интермикс-Инвест». Она оставила в силе акты двух первых инстанций. Ссылки АС МО ошибочны, поскольку обстоятельства тех дел иные. Нюанс в том, что там в отличие от дела «Ангарстроя» кредиторы получили только частичное удовлетворение своих требований.

И волки сыты, и овцы целы…

По смыслу Закона о банкротстве интерес любого кредитора состоит прежде всего в наиболее полном погашении требований, напомнила в своем определении КЭС. И как следствие, на достижение этой цели должны быть направлены и все предоставленные кредитору инструменты влияния на ход процедуры. Долг перед бывшими работниками полностью погашен, других претензий к «Ангарстрою» у них нет, а значит, не может у них быть и правового интереса в самом участии в банкротстве. «По сути КЭС сделала важный вывод, что злоупотребление правом существует не само по себе, а лишь как нарушение законных прав и интересов третьих лиц: если поведение таких прав не нарушает, то и злоупотреблением оно являться не может», – поясняет Мария Михеенкова. Другой важный момент в мотивировке КЭС, по ее словам, – это внимание к конкретным деталям.

Читайте так же:  Заговор обряд на увольнение с плохой работы

Как указывается в определении ВС, сам «Интермикс-Инвест» не скрывал, что его действия носят «защитный» характер, и поступает он экономически невыгодно. Компания погасила требования заявителей-физлиц, чтобы производство о банкротстве было возбуждено уже по ее заявлению, и именно она могла предложить кандидатуру управляющего. Она опасалась недобросовестного, подконтрольного должнику банкротства, поясняли ее представители на заседании в ВС. Дело в том, что один из бывших работников-заявителей был гендиректором «Ангарстроя», все объекты недвижимого имущества были проданы в преддверии банкротства, а заявление работников вообще было подано в суд даже до вступления в силу решений СОЮ о выплате пособий. На все это открыто обратила внимание в своем определении КЭС. Так что вопрос о том, кто злоупотребил правом, остается открытым.

Мария Михеенкова, Dentons: ВС проявил внимательный и дифференцированный подход. Как положительный момент, хочется отметить достаточно прямые формулировки ВС, констатирующие широко сложившуюся, но нередко замалчиваемую судами практику недобросовестного поведения участников банкротства, их реальные цели.

Перед экономколлегией в очередной раз встал вопрос соблюдения баланса интересов сторон в процедуре банкротства, говорит Анна Заброцкая, советник, адвокат и руководитель практики «Разрешение споров» Юридической фирмы «Борениус». Кредитор, оплатив задолженность перед работниками должника, удовлетворил интересы по определению более слабой стороны трудовых отношений, притом в полном объеме и в кратчайшие сроки, что исключает для них необходимость дальнейшего участия в банкротном процессе. «Участие не должно быть самоцелью, в противном случае, возникают разумные сомнения уже в добросовестности этих работников», – уверена Заброцкая. Кредитор, преследуя интерес не потерять долю в имущественной массе, отдает за должника тот максимум, на который могли рассчитывать работники, поясняет юрист: «Таким образом, и волки сыты, и овцы целы».

Мир, труд, гарантии

Отдельно отметила КЭС в определении и то, что к требованию по выплате выходного пособия может быть применена ст. 313 ГК. На обратном настаивал в ВС представитель «Ангарстроя», ссылаясь на трудовой характер правоотношений. «Такое требование, будучи заявленным в рамках дела о банкротстве, в силу специфики процедур несостоятельности приобретает частно-правовой характер», – ответили на этой судьи ВС. Более того, погашение задолженности третьим лицом обеспечивает реализацию гарантий на выплату работникам выходного пособия, что в целом согласуется с целями и принципами трудового законодательства.


Таким образом, КЭС исключает неразрывную связь требований из трудовых правоотношений с личностью кредитора при просрочке, комментирует это вывод Иван Коршунов, юрист АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры». Недавно ВС уже высказывал подобную позицию, указав в качестве примера просрочку по алиментным обязательствам, обращает внимание юрист (см. п. 20 Постановления Пленума ВС «О некоторых вопросах применения общих положений ГК об обязательствах и их исполнении» № 54 от 22 ноября 2016-го).

Новый ракурс

Определение КЭС открывает новую страницу в истории войны кредиторов за контроль над процедурой банкротства, точка в которой во многом была поставлена после утверждения Обзора судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства (утв. Президиумом ВС 20 декабря 2016-го), считает Дмитрий Базаров, партнер BGP Litigation. Там ВС указал, что кандидатура арбитражного управляющего, предложенная заявителем по делу о банкротстве, не может быть изменена последующими кредиторами, даже если они погасят требования заявителя по делу по ст. 313 ГК и осуществят процессуальное правопреемство (выкуп требований первого кредитора в этом случае теряет всякий смысл).

Дело показывает актуальность проблемы погашения долгов третьими лицами с целью получения контроля над банкротством должника либо, наоборот, борьбы с иными лицами, стремящимися к такому контролю, комментирует спор Артем Кукин, партнер «Инфралекс». Главным критерием становится оценка добросовестности лиц, погашающих чужие долги. Правда, ВС чаще сталкивался со случаями недобросовестного погашения долгов третьими лицам. В деле «Ангарстроя» ситуация обратная – третье лицо расплатилось за должника с целью защиты от недобросовестных действий кредиторов.

Видео (кликните для воспроизведения).

Таким образом, ВС с разных сторон оценивает ситуации, связанные с погашением долгов третьими лицами, говорит Кукин. Сложность в том, что положения ст. 313 ГК содержат минимальные ограничения для таких действий. Таковыми, по словам юриста, являются принцип добросовестности, недопустимость злоупотребления правом, а также специальные нормы Закона о банкротстве (они применяются только после введения в отношении должника первой процедуры банкротства).

Погашение третьим лицом задолженности должника в процедуре банкротства

Погашение третьим лицом задолженности должника в процедуре банкротства

БЕСПЛАТНЫЕ КОНСУЛЬТАЦИИ ДОСТУПНЫ ДЛЯ ВСЕХ ГРАЖДАН ПО УКАЗАННЫМ НОМЕРАМ ТЕЛЕФОНОВ ИЛИ В РЕЖИМЕ ЧАТА

Дорогие читатели!

Мы описываем типовые способы решения юридических вопросов, но каждый случай уникален и требует индивидуальной юридической помощи.

Для оперативного решения вашей проблемы мы рекомендуем обратиться к квалифицированным юристам нашего сайта.

[1]

Оплата задолженности третьим лицом: ВС развивает практику дел о банкротстве

Экономколлегия Верховного суда в очередной раз разбиралась в дилемме внедрения ст. 313 ГК об выполнении задолженности третьим лицом в контексте дела о банкротстве. Контроль над процедурой пробовал получить прошлый гендиректор должника, но долг последнего перед ним оплатила другая компания-кредитор. Столичная окружная кассация расценила ее деяния как злоупотребление. В конечном итоге баланс интересов находили в Верховном суде. И по воззрению юристов, отыскали.

Но глядеть на судебную практику ВС нужно внимательнее, поправила кассацию окрестность сама КЭС, куда спор дошел по жалобе «Интермикс-Инвест». Она оставила в силе акты 2-ух первых инстанций. Ссылки АС МО неверны, так как происшествия тех дел другие. Аспект в том, что там в отличие от дела «Ангарстроя» кредиторы получили только частичное ублажение собственных требований.

Читайте так же:  Увольнение работника во время отпуска

Оплата задолженности третьим лицом: ВС развивает практику дел о банкротстве

Ст. 313 Штатского кодекса (ГК) допускает выполнение просроченного обязательства должника третьим лицом, а Закон о банкротстве не воспрещает это на стадии проверки обоснованности заявления, рассуждала 1-ая инстанция. С учетом этого, также того, что задолженность перед работниками стопроцентно погашена, трибунал оставил их заявление без рассмотрения, отказавшись ввести функцию наблюдения.

Апелляционная коллегия 10-го ААС с этим согласилась, а вот коллегия АС Столичного окрестность – нет. Она выслала спор на новое рассмотрение по существу. По воззрению окружной кассации, в действиях «Интермикс-Инвест» «прослеживаются очевидные признаки злоупотребления правом». Компания просто желала лишить бывших работников статуса заявителей по делу о банкротстве, чтоб они не смогли предложить свою кандидатуру арбитражного управляющего (ст. 42 Закона о банкротстве), растолковала свою логику кассация.

ПОГАШЕНИЕ ЗАДОЛЖЕННОСТИ ПО ОБЯЗАТЕЛЬНЫМ ПЛАТЕЖАМ В ХОДЕ ПРОЦЕДУР БАНКРОТСТВА УЧРЕДИТЕЛЯМИ, ТРЕТЬИМИ ЛИЦАМИ

4. АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ИНСТАНЦИЯ
— Правовая оценка решения суда.
— Оценка жалобы обратной стороны.
— Разработка проекта дела.
Подготовка жалобы/отзыва на жалобу.
— Проведениеслушания дела. Подробнее.

2. ПРЕДСУДЕБНАЯ СТАДИЯ
— Разработка проекта иска/отзыва на иск.
— Сбор и подготовка документов, обосновывающих выработанную правовую позицию.
— Подача иска в трибунал. Подробнее.

К вопросу о механизме погашения задолженности третьим лицом в рамках применения Закона о банкротстве (Гузанов К

Если же заявление о намерении погасить задолженность вполне удовлетворено, то в случае частичного погашения определение отменяется, и задолженность не считается погашенной .
———————————
Подтверждается, а именно, Постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.10.2013 по делу N А65-2514/2010.

БЕСПЛАТНЫЕ КОНСУЛЬТАЦИИ ДОСТУПНЫ ДЛЯ ВСЕХ ГРАЖДАН ПО УКАЗАННЫМ НОМЕРАМ ТЕЛЕФОНОВ ИЛИ В РЕЖИМЕ ЧАТА

Штатским кодексом РФ установлено общее регулирование правопреемства в связи с погашением задолженности третьим лицом за должника. А именно, обозначено, что «. Если должник не ложил выполнение обязательства на третье лицо, кредитор должен принять выполнение, предложенное за должника таким третьим лицом, в случае, если должником допущена просрочка выполнения валютного обязательства» .
———————————
Подпункт 1 п. 2 статьи 313 ГК РФ.

Как уплата задолженности третьим лицом влияет на процедуру банкротства

Во-2-х, неувязка появляется при частичной оплате задолженности . В данном случае третье лицо может преследовать ту же цель, что и при полной оплате. Но если в первом случае кредитор теряет только право на роль в процедуре банкротства, то тут есть риск остаться без значимой суммы либо имущества (активов) . Даже если невыплаченная часть представляет собой сумму процентов, их размер может достигать значимой для кредитора суммы.

Трибунал отказал в правопреем

БЕСПЛАТНЫЕ КОНСУЛЬТАЦИИ ДОСТУПНЫ ДЛЯ ВСЕХ ГРАЖДАН ПО УКАЗАННЫМ НОМЕРАМ ТЕЛЕФОНОВ ИЛИ В РЕЖИМЕ ЧАТА

стве. Он посчитал, что третье лицо произвело принудительный выкуп отдельных прав к должнику, чтоб получить контроль над ходом процедуры банкротства и получить дополнительные голоса на собрании кредиторов без несения дополнительных издержек (определение ВС РФ от 16.06.16 № 302-ЭС16-2049 по делу № А33-20480/2014).

Погашение задолженности 3 лицом

3. Утверждение отчета конкурсного управляющего делается арбитражным трибуналом в порядке и на критериях, которые предусмотрены пт 3, абзацами первым и вторым пт 4 и абзацами первым и вторым пт 5 статьи 119 реального Федерального закона.

Статья 125. Выполнение обязанностей должника собственником имущества (активов) должника — унитарного предприятия , учредителями (участниками) должника или третьим лицом либо третьими лицами в конкурсном производстве

Удовлетворение третьим лицом требований кредиторов в процедуре банкротства

2) При погашении на депозит нотариуса нужно подразумевать, что согласно п. 13 ст. 113 Закона нотариусу будет нужно определение суда об удовлетворенни заявления о намерении с указанием сумм, подлежащих перечислению кредиторам. В связи с этим, при бездействии управляющего задачей лица, погашающего кредиторскую задолженность должника, является выяснение и предоставление суду животрепещущих реквизитов банковских счетов кредиторов.

В одном из дел довелось представлять третье лицо, которое проявило желание погасить требования кредиторов в рамках банкротства должника. Положение должника осложнялось тем, что о независимости арбитражного управляющего не шло и речи, т.К. Тандем основного кредитора с управляющим был очевиднее, чем заинтригованность лисы в песне вороны по известной басне.

Конференция ЮрКлуба

Да. Валютное обязательство никогда не находится в зависимости от личности должника, потому возложение его выполнения всегда может быть.

Не запамятовывайте, что налоги по Ст.45 НК РФ. Гасятся только налогоплательщиком. Т.Е. Третье лицо «таньга» перечисляет на р/с банкрота — банкрот гасит налоги.

[2]

Исполнение обязательств должника третьим лицом при банкротстве

Возвращение задолженности предприятия -должника может выполнить дружеская ему компания.

К примеру, третьим лицом отчасти были погашены долги предприятия -должника, которое после чего предъявило правопреемство. Сумма была возвращена третьему лицу, так как кредитора это не устроило. Средства были возвращены на основании ст.313 ГК РФ, положения которой касаются защиты, а не ущемления интересов. Третьим лицом была перечислена сумма в размере беспроцентной суммы задолженности предприятия -банкрота.

Погашение третьим лицом задолженности должника в процедуре банкротства

В рамках дела о банкротстве должника комбинат перечислил акционерному обществу, являющемуся конкурсным кредитором, деньги в размере, эквивалентном сумме требований акционерного общества к должнику, и обратился с заявлением о процессуальном правопреемстве.

28. После введения первой процедуры по делу о банкротстве третье лицо в личном порядке вправе погасить только требования уполномоченного органа по неотклонимым платежам на основании положений статей 71.1, 85.1, 112.1 и 129.1 Закона о банкротстве.

Похожие статьи

Процедура банкротства физического лица: как начать, как провести, сколько времени займет Как проходит процедура банкротства физ Всё о…

Как проходит процедура банкротства физ Как начать процедуру банкротства физического лица Процедура банкротства физического лица Процедура…

Пошаговая инструкция процедуры признания физического лица несостоятельным (банкротом) Всё о банкротстве физических лиц: от нюансов и этапов…

Дорогие читатели!

Мы описываем типовые способы решения юридических вопросов, но каждый случай уникален и требует индивидуальной юридической помощи.

Читайте так же:  Сроки исковой давности в корпоративных спорах

Для оперативного решения вашей проблемы мы рекомендуем обратиться к квалифицированным юристам нашего сайта.

Пресс-центр

(812) 407-80-77, 273-30-34 [email protected]

15 августа 2019

17 октября 2018

28 сентября 2018

ВС РФ разъяснил случаи законного принятия оплаты за третье лицо в деле о банкротстве

Оплата просроченной задолженности в интересах другого лица в деле о банкротстве возможна, если сторона действует добросовестно и для защиты своих интересов; кредитор, получивший оплату, должен ее принять, так как таким образом достигается главная цель участия в деле о банкротстве — исполнение обязательства, указал Верховный суд (ВС) РФ в определении, опубликованном в картотеке арбитражных дел.

Индивидуальный предприниматель (ИП) Руслан Яхудин обратился в Арбитражный суд Москвы, чтобы признать ЗАО «Фирма Вастом» банкротом. Банк «Зенит» и ООО «Высота» просили оставить заявление Р.Яхудина без рассмотрения, но суды трех инстанций с этим не согласились. Они признали компанию банкротом по упрощенной процедуре и открыли конкурсное производство на шесть месяцев. Конкурсным управляющим утвердили Алексея Заикина, требование Р.Яхудина на 330 тыс. рублей включили в третью очередь.

Как следует из материалов дела, до введения процедуры банкротства «Высота» внесла в депозит нотариуса 334,8 тыс. рублей в счет исполнения обязательств должника перед Р.Яхудиным. А банк просил оставить заявления ИП без рассмотрения в связи с погашением его задолженности. Однако суды им отказали, пояснив, что ИП не давал своего согласия на суброгацию, перечисленные средства не принял и расценил их как принудительный выкуп отдельных прав к должнику. По мнению Р.Яхудина, «Высота» злоупотребила правом.

Верховный суд отнесся к аргументам сторон иначе: «Высота» погасила просроченную задолженность фирмы перед Р.Яхудиным в полном объеме после возбуждения производства по делу о банкротстве, но до введения в отношении должника какой-либо процедуры банкротства в порядке ст. 313 Гражданского кодекса (Исполнение обязательства третьим лицом).

Банк, заявление которого о вступлении в дело нужно было рассмотреть сразу вслед за иском Р.Яхудина, сообщил, что опасается недобросовестного банкротства, подконтрольного должнику, что могло привести к большим имущественным потерям. В частности, банк указал, что процедура добровольной ликвидации должника и взыскание долга в пользу Р.Яхудина (принятие судебного приказа) произведены фактически одновременно. По мнению банка, из судебного приказа нельзя установить основания признанного должником требования, размер которого чуть больше минимального порога для подачи заявления о банкротстве. Он также указал, что у ИП и должника был один и тот же представитель.

По мнению ВС, аргументы банка достаточно убедительны: его поведение носит защитный характер и не направлено на причинение вреда другим участникам, что соответствует стандарту добросовестности. «Высота» оплатила просроченную фирмой задолженность в интересах банка в полном объеме, что порождает у Р.Яхудина обязанность принять это исполнение. А так как главная цель участия в деле о банкротстве (получение исполнения обязательства) достигнута, то у ИП не должно быть дальнейшего правового интереса к процедуре банкротства, указал ВС.

Внесение средств в депозит нотариуса — это вынужденная мера, так как Р.Яхудин не предоставил сведений об актуальных банковских реквизитах для проведения платежа, говорится в определении.

По мнению ВС, суды неверно квалифицировали действия банка и «Высоты» как злоупотребление правом только на том основании, что «Высота» выкупила требование к должнику с намерением предложить свою кандидатуру арбитражного управляющего. При таком подходе смысл участия первого заявителя в деле о банкротстве сводится только к возможности предложить свою кандидатуру арбитражного управляющего, а не к получению удовлетворения по заявленным требованиям, что явно не соответствует целям законодательного регулирования, указал ВС.

Позиция судов о несоблюдении порядка погашения требований всех кредиторов (статьи 71.1, 85.1, 113, 125 закона о банкротстве) также ошибочна, поскольку названные статьи применяются соответственно в процедурах наблюдения, финансового оздоровления, внешнего управления и конкурсного производства. Ни одна из этих процедур в отношении должника на момент оплаты не была введена, указал ВС.

Согласно судебной практике, напомнил ВС, до введения процедуры несостоятельности допускается применение п. 2 ст. 313 ГК, то есть возможность исполнения третьим лицом требований конкретного кредитора (без волеизъявления последнего) в индивидуальном порядке с переходом к этому третьему лицу прав кредитора через суброгацию. При этом, поскольку само требование сохраняется (меняется лишь личность кредитора), предполагается, что новый кредитор-правопреемник поддерживает заявление его предшественника о признании должника банкротом. В противном случае следует считать, что новый кредитор не настаивает на исполнении обязательства должником через банкротство.

Так как «Высота» не настаивала на требовании Р.Яхудина, при наличии заявлений иных кредиторов (в данном случае банка, его требование признано обоснованным), то первое заявление нужно оставить без рассмотрения и сохранить уже введенную процедуру банкротства, заключил ВС.

Видео (кликните для воспроизведения).

Верховный суд отменил решения судов в части утверждения конкурсного управляющего и признания требования ИП Р.Яхудина обоснованным, заявление ИП оставил без рассмотрения, а вопрос об утверждении кандидатуры конкурсного управляющего направил в Арбитражный суд Москвы на новое рассмотрение.

Источники


  1. Корнийчук Г. А. Арбитражное процессуальное право. Ответы на экзаменационные вопросы; Экзамен — Москва, 2010. — 288 c.

  2. Пиголкин, Ю.И. Морфологическая диагностика наркотических интоксикаций в судебной медицине / Ю.И. Пиголкин. — М.: Медицина, 2015. — 392 c.

  3. Конституционный судебный процесс / ред. М.С. Саликов. — М.: Норма, 2015. — 416 c.
  4. Теория государства и права. — М.: Форум, Инфра-М, 2008. — 624 c.
  5. Научные воззрения профессоров Пионтковских (отца и сына) и современная уголовно-правовая политика. — М.: Статут, 2014. — 432 c.
Оплата долга третьим лицом вс развивает практику дел о банкротстве
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here