Верховный суд честь и достоинство

Сегодня предлагаем обсудить следующую тему: "Верховный суд честь и достоинство". Если возникнут вопросы, то вы обязательно найдете ответы в статье. Если все же потребуются уточнения, то обращайтесь к дежурному юристу.

Верховный суд честь и достоинство

Автострахование

  • Жилищные споры

  • Земельные споры

  • Административное право

  • Участие в долевом строительстве

  • Семейные споры

  • Гражданское право, ГК РФ

  • Защита прав потребителей

  • Трудовые споры, пенсии

    • Главная
    • Иск о защите чести, достоинства и деловой репутации подлежит удовлетворению при наличии трех условий

    «Обзор практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации», утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 16.03.2016 года (извлечение):

    4. Отсутствие хотя бы одного обстоятельства из обязательной совокупности условий для удовлетворения иска (сведения должны носить порочащий характер, быть распространены и не соответствовать действительности) является основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований.

    Практика рассмотрения дел о защите чести, достоинства и деловой репутации показывает, что причинами отмены принятых по делам рассматриваемой категории судебных актов нередко являются нарушения норм процессуального права, выражающиеся в неисследовании судами существенных обстоятельств дела и отсутствии оценки представленных по делу доказательств.

    Например, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признала незаконными судебные акты, вынесенные при рассмотрении дела по иску Б. и Г. к газете о защите чести, достоинства, деловой репутации, о возложении обязанности опровергнуть не соответствующие действительности сведения, взыскании компенсации морального вреда.

    Удовлетворяя заявленные требования, судебные инстанции исходили из обоснованности заявленных требований, поскольку оспариваемые истцами фрагменты газетной публикации содержали утверждения о создании Г. с ведома и при поддержке Б. плагиата диссертационной работы, фальсификации отраженных в научном труде сведений, которые порочат честь, достоинство и деловую репутацию Б. и Г.

    Отменяя состоявшиеся по данному делу судебные постановления судов первой и апелляционной инстанций, как принятые с существенным нарушением норм процессуального права, Судебная коллегия указала следующее.

    В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 152 ГК РФ гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Опровержение должно быть сделано тем же способом, которым были распространены сведения о гражданине, или другим аналогичным способом. Сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина и распространенные в средствах массовой информации, должны быть опровергнуты в тех же средствах массовой информации.

    В пункте 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 г. N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» разъяснено, что по делам данной категории необходимо иметь в виду, что обстоятельствами, имеющими в силу статьи 152 ГК РФ значение для дела, которые должны быть определены судьей при принятии искового заявления и подготовке дела к судебному разбирательству, а также в ходе судебного разбирательства, являются: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом.

    Между тем судами не было установлено, соответствуют ли утверждения о плагиате действительности. Для установления данного юридически значимого обстоятельства судам следовало дать оценку текстам диссертационных исследований.

    Оспариваемые судебные постановления результатов такой оценки не содержали, что свидетельствовало о ненадлежащем рассмотрении судами заявленных в рамках данного дела исковых требований и нарушении тем самым положений статей 56, 196 и 198 ГПК РФ, возлагающих на суд обязанность определить обстоятельства, имеющие значение для дела, отразить в решении доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах, и доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства .
    ———————————
    Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 28 октября 2014 г. N 5-КГ14-95.

    По другому делу Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, частично отменяя состоявшиеся по делу судебные постановления, указала, что, признав не соответствующими действительности, порочащими честь, достоинство и деловую репутацию Х. такие сведения, как «. имеются все основания полагать, что этот самый черный «мерс» ЛУКОЙЛа выехал на встречную и раздавил женщин в «ситроене», суд не установил, распространены ли эти сведения о Х. и каким образом эти сведения порочат его честь, достоинство и деловую репутацию .
    ———————————
    Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 24 апреля 2012 г. N 5-В12-22.

    Вернуться к началу документа: «Обзор практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации»

    Обзор судебной практики по делам о защите чести и достоинства

    Президиумом Верховного суда РФ 16 марта 2016 года утвержден Обзор судебной практики по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации. Дела такой категории неизменно вызывают большой интерес, однако здесь не буду приводить текст всего обзора, укажу только основные тезисы для общего ознакомления. С полным текстом можно ознакомиться на сайте Верховного суда РФ. Если вы планируете подавать иск в суд, то лучше обратиться к нам за получением квалифицированной помощи. Адвокаты КА «ПремиУМ» готовы отстаивать ваши интересы в судах г.Владивостока и Приморского края, а при необходимости и в судах других регионов.

    ОБЗОР ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ СУДАМИ ДЕЛ

    ПО СПОРАМ О ЗАЩИТЕ ЧЕСТИ, ДОСТОИНСТВА

    И ДЕЛОВОЙ РЕПУТАЦИИ

    Пункт 10 статьи 152 ГК РФ гарантирует судебную защиту в случаях распространения о лицах не только сведений, порочащих их честь, достоинство или деловую репутацию, но также любых распространенных о них сведений, если эти сведения не соответствуют действительности

    Надлежащими ответчиками по делам анализируемой категории являются авторы не соответствующих действительности сведений, а также лица, распространившие эти сведения, например, средства массовой информации, которые, как показывает обзор судебной практики, привлекаются в качестве ответчиков по делам указанной категории в четыре раза реже, чем граждане или юридические лица.

    Решение об удовлетворении иска о защите чести, достоинства и деловой репутации выносится судом в случае установления совокупности трех условий: сведения должны носить порочащий характер, быть распространены и не соответствовать действительности. При этом заявитель обязан доказывать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, и порочащий характер этих сведений. На ответчика же возложена обязанность доказать, что распространенные им сведения соответствуют действительности.

    1. Если сторонами спора о защите деловой репутации являются юридические лица или индивидуальные предприниматели в сфере, не относящейся к предпринимательской и иной экономической деятельности, такой спор относится к компетенции судов общей юрисдикции.

    2. К компетенции арбитражных судов относится рассмотрение дел о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности независимо от субъектного состава участников спорных отношений.

    Читайте так же:  С какой суммой работают коллекторы минимально

    3. Факт распространения не соответствующих действительности, порочащих честь и достоинство сведений может быть подтвержден любыми доказательствами, отвечающими требованиям относимости и допустимости.

    4. Отсутствие хотя бы одного обстоятельства из обязательной совокупности условий для удовлетворения иска (сведения должны носить порочащий характер, быть распространены и не соответствовать действительности) является основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований.

    5. При решении вопроса о том, носят ли оспариваемые истцом сведения порочащий характер, а также для оценки их восприятия с учетом того, что распространенная информация может быть доведена до сведения третьих лиц различными способами (образно, иносказательно, оскорбительно и т.д.), судам в необходимых случаях следует назначать экспертизу (например, лингвистическую) или привлекать для консультации специалиста (например, психолога).

    6. При рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации необходимо учитывать, что содержащиеся в оспариваемых высказываниях ответчиков оценочные суждения, мнения, убеждения не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 ГК РФ, если только они не носят оскорбительный характер.

    7. Лицо, распространившее те или иные сведения, освобождается от ответственности, если докажет, что такие сведения в целом соответствуют действительности. При этом не требуется доказывать соответствие действительности каждого отдельно взятого слова или фразы в оспариваемом высказывании. Ответчик обязан доказать соответствие действительности оспариваемых высказываний с учетом буквального значения слов в тексте сообщения. Установление того, какие утверждения являются ключевыми, осуществляется судом при оценке сведений в целом.


    8. Критика деятельности лиц, осуществляющих публичные функции, допустима в более широких пределах, чем в отношении частных лиц.

    9. Требования истца о защите чести и достоинства не подлежат удовлетворению, если им оспариваются сведения, изложенные в официальном обращении ответчика в государственный орган или к должностному лицу, а само обращение не содержит оскорбительных выражений и обусловлено намерением ответчика реализовать свое конституционное право на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления.

    10. Средство массовой информации не несет ответственности за распространение сведений, не соответствующих действительности и порочащих деловую репутацию, если оно дословно воспроизвело сообщение, опубликованное другим средством массовой информации, и если не будет доказано, что оно знало или должно было знать о том, что распространяемые сведения не соответствуют действительности. Вместе с тем средство массовой информации не может быть освобождено от обязанности по опубликованию опровержения недостоверных сведений.

    [2]

    11. В том случае, когда невозможно установить лицо, распространившее порочащие сведения, заявление о признании таких сведений не соответствующими действительности рассматривается в порядке особого производства. Если в ходе судебного разбирательства, осуществляемого в порядке особого производства, будет установлено конкретное лицо, распространившее оспариваемые порочащие сведения, суд оставляет указанное заявление без рассмотрения.

    12. Ущерб деловой репутации организации может быть причинен распространением порочащих сведений как о самой организации, так и в отношении лиц, входящих в ее органы управления, а также работников этой организации.

    13. В случае реорганизации юридического лица с иском о защите его деловой репутации вправе обратиться правопреемник либо учредитель юридического лица.

    14. Распространение ложных сведений о товарном знаке, под которым производится продукция истца, умаляет деловую репутацию истца, хотя бы сам истец не был назван в публикации.

    15. Распространение ложной информации о введении процедуры банкротства в отношении юридического лица, наличии у него значительных долгов наносит ущерб его деловой репутации.

    16. В случае, если порочащие сведения, размещенные на сайте в сети «Интернет», признаны судом не соответствующими действительности, владелец сайта или иное управомоченное им лицо, которое размещает информацию на этом сайте, обязаны удалить такие сведения по заявлению потерпевшего.

    17. Не могут рассматриваться как не соответствующие действительности сведения, содержащиеся в процессуальных документах, для обжалования которых предусмотрен иной установленный законом судебный порядок.

    18. Присуждение денежной компенсации морального вреда по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации должно отвечать цели, для достижения которой установлен данный способ защиты неимущественных прав граждан. Сумма компенсации морального вреда должна отвечать требованиям разумности, справедливости и быть соразмерной последствиям нарушения.

    19. В удовлетворении требования о возмещении убытков не может быть отказано только на том основании, что их точный размер невозможно установить. Размер подлежащих возмещению убытков в таком случае определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципов справедливости, соразмерности и в целях устранения последствий допущенного нарушения.

    20. Привлечение лица к административной ответственности за оскорбление (статья 5.61 КоАП РФ) не является основанием для освобождения его от обязанности денежной компенсации причиненного потерпевшему морального вреда в соответствии со статьей 151 ГК РФ.

    ВЕРХОВНЫЙ СУД ПРИСЛУШАЕТСЯ К ЕВРОПЕЙСКОМУ В ДЕЛАХ О ЗАЩИТЕ ЧЕСТИ, ДОСТОИНСТВА И ДЕЛОВОЙ РЕПУТАЦИИ

  • Подготовленный Верховным судом (ВС) проект постановления его пленума должен дать разъяснения судам общей юрисдикции о том, как рассматривать дела о защите чести, достоинства и деловой репутации с учетом европейской практики.Эксперты.

    Подготовленный Верховным судом (ВС) проект постановления его пленума должен дать разъяснения судам общей юрисдикции о том, как рассматривать дела о защите чести, достоинства и деловой репутации с учетом европейской практики.

    Эксперты, опрошенные «Новой газетой», полагают, что такое постановление крайне необходимо в условиях, когда в судах адвокаты не то что на европейский опыт, а даже на Конституцию не ссылаются.

    Последнее постановление пленума Верховного суда, затрагивающее эту проблему, было принято еще в 1992 году. С тех пор Верховный суд вносил только некоторые поправки, последняя из которых датирована 1998 годом.

    Между тем, по оценке старшего научного сотрудника Центра информационного права при Институте государства и права Академии наук России Виктора Монахова, ежегодно в России рассматривается около 3,5 — 4 тысяч дел о защите чести, достоинства и деловой репутации. Монахов, писавший на эту тему курсовую работу в начале 70-х, отмечает, что тогда на весь Союз за пятилетку смог найти только 12 подобных дел. С тех пор иски о защите чести и достоинства стали обычной судебной практикой.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Новый проект документа пока не стал достоянием гласности. Однако, как сообщает ИТАР-ТАСС, ВС предполагает создать единую практику по соблюдению баланса между правом гражданина и юридического лица на защиту чести, достоинства и деловой репутации, а также другими правами, в том числе правом на свободу слова и свободу выражения мнений.

    Как ожидается, пленум ВС должен дать ответ на ряд спорных вопросов: могут ли, например, подаваться иски о защите чести и достоинства умершего лица, можно ли подавать иски о защите чести и достоинства в отношении СМИ, перепечатывавших чужую публикацию, и кто должен быть ответчиком по таким искам. Постановление должно также определить размеры взимаемой компенсации за нанесение морального вреда.

    Председатель ВС Вячеслав Лебедев пояснил, что проект будет вынесен на рассмотрение «в декабре этого, в крайнем случае — январе 2005 года». Создание нового проекта, говорит он, произошло из-за обращений отдельных общественных организаций, «которые считают, что сейчас значительно изменилось общество, изменились судебные дела, связанные с защитой чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц, и изменилась нормативно-правовая база».

    Читайте так же:  Увольнение в связи с прекращением (ликвидацией) деятельности организации

    Виктор Монахов пояснил «Новой», что «Союз журналистов России и Центр информационного права уже года два добивались от ВС, чтобы такое постановление было принято». По его мнению, одна из основных проблем — в том, что в подобных делах не существует четких критериев определения в публикациях мнения журналиста, которое охраняется Конституцией, и факта как такового.

    По словам практикующего адвоката Александра Добровинского, во время информационных войн участилась практика, когда «пасквили печатаются сначала в некоем «Таежном гудке», а затем перепечатываются центральной прессой». «Умные издания дают ссылку на газету, а потому засудить их очень сложно, — говорит он. — А для заказных публикаций в прессе не существует действенных санкций: бедные судьи не считают возможным взыскивать с изданий серьезные штрафы».

    Но так ли уж необходимо постановление пленума Верховного суда, если Россия с 1995 года является участником Европейской конвенции по правам человека? Управляющий партнер коллегии юристов СМИ Федор Кравченко полагает, что «без четкого указания Верховного суда районные суды ни в коем случае не будут применять европейскую конвенцию». «Прецедентное право у нас не развито, нашим судьям крайне трудно применить случай из практики Дании 1965 года к тамбовскому иску в прошлом месяце», — считает он.

    Юридическая коллизия подобных дел состоит в том, что компенсация «морального вреда» не может быть применена к юридическим лицам: Гражданский кодекс определяет этот вред как «нравственные или физические страдания». Однако предыдущее постановление ВС допускает такую возможность для юрлиц. «И если в практике арбитражных судов компенсация морального вреда, понесенного юрлицами, не взыскивается, то ВС не противодействует судам общей юрисдикции в этом», — отмечает Кравченко. Юрист считает, что для судебных тяжб со СМИ созданы благоприятные условия: в таких случаях нет сроков исковой давности, госпошлина по ним крайне мала, а бремя доказательств сведений, распространенных журналистами, полностью лежит на них.

    Кроме того, одна из статей Гражданского кодекса допускает взыскание морального вреда вне зависимости от вины причинителя. Поэтому юрист полагает, что в таких условиях постановление пленума ВС крайне необходимо. А по мнению управляющего партнера адвокатского бюро «Тарло и партнеры» Романа Панкратова, постановление пленума позволит судебной системе России соответствовать общемировым тенденциям. Но, на его взгляд, было бы более правильным, если бы ВС издал постановление совместно с Высшим арбитражным судом: «Иначе в арбитраже этот вопрос повиснет в воздухе».

    Защита чести, достоинства и деловой репутации в судебной практике

    А.М. ЭРДЕЛЕВСКИЙ

    Александр Эрделевский, профессор МГЮА, доктор юридических наук.

    Пленум Верховного Суда РФ в недавно принятом Постановлении от 24 февраля 2005 г. N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» (далее — Постановление N 3) дал российским судам разъяснения по поводу применения норм, регулирующих отношения, связанные с защитой таких личных неимущественных благ, как честь, достоинство и деловая репутация. Ранее разъяснения по этому вопросу содержались в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 18 августа 1992 г. N 11 «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» (далее — Постановление N 11), которое было объявлено утратившим силу в связи с принятием Постановления N 3 (п. 19 Постановления N 3). Постановление N 3 содержит более подробные, по сравнению с Постановлением N 11, разъяснения Верховного Суда РФ по вышеуказанной категории дел, а в подходе к решению некоторых вопросов его позиция претерпела существенные изменения, в связи с чем представляется целесообразным провести подробный анализ некоторых аспектов этого нового и весьма важного судебного акта.

    Прежде чем перейти непосредственно к анализу Постановления N 3, следует заметить, что остается не вполне понятным, в связи с чем Верховному Суду потребовалось принимать новое постановление, поскольку, как представляется, было вполне достаточно внести изменения и дополнения в уже существовавшее Постановление N 11, тем более что никаких изменений в нормы ГК, посвященные защите личных неимущественных благ и компенсации морального вреда (ст. 150 — 152, 1099 — 1101 ГК), не вносилось. Как усматривается из преамбулы Постановления N 3, где отмечается в основном правильное соблюдение судами требований ст. 152 ГК, единственным мотивом для его принятия было возникновение в судебной практике неясных вопросов, связанных с ратификацией Российской Федерацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней. Между тем различие между вышеуказанными Постановлениями далеко не сводится исключительно к этим вопросам.

    В сочетании с высказанной в п. 1 Постановления N 3 правильной позицией относительно квалификации деловой репутации юридического лица абсолютно нелогичным выглядит абзац 1 п. 15 того же Постановления, где со ссылкой на п. 7 ст. 152 ГК указывается, что правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случаях распространения таких сведений в отношении юридического лица. Следует полагать, что это неверное высказывание сделано под влиянием Определения Конституционного Суда РФ от 4 декабря 2003 г. N 508-О и толкования, содержащегося в п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» (подробнее об этом см.: Эрделевский А.М. О подходе Конституционного Суда РФ к защите деловой репутации юридических лиц). Отмеченное противоречие существенно снижает позитивный в целом эффект Постановления N 3.

    Важное практическое значение п. 2 Постановления N 3 состоит в приравнивании по правовым последствиям распространения порочащих сведений в сети Интернет к распространению таких сведений в письменной форме. Аналогичное указание есть и в п. 7 Постановления.

    С процессуальной точки зрения вносит определенность в вопросы подведомственности споров о защите деловой репутации п. 3 Постановления N 3, где Верховный Суд на основании ст. 33 АПК делает вывод о том, что споры между любыми субъектами гражданских правоотношений, в которых предметом иска является требование о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, подведомственны арбитражным судам, а не судам общей юрисдикции. В то же время если сторонами спора о защите деловой репутации будут юридические лица или индивидуальные предприниматели в сфере, не относящейся к предпринимательской и иной экономической деятельности, то такой спор подведомствен суду общей юрисдикции.

    Важное процессуальное значение имеет и п. 5 Постановления, посвященный субъектному составу ответчиков по искам о защите чести, достоинства и деловой репутации: надлежащими ответчиками являются авторы не соответствующих действительности порочащих сведений, а также лица, распространившие эти сведения. Дело в том, что в посвященном аналогичному вопросу п. 6 Постановления N 11 указывалось, в частности, что, если иск содержит требование об опровержении сведений, распространенных в средствах массовой информации, в качестве ответчиков привлекаются автор и редакция соответствующего средства массовой информации. На практике это указание рассматривалось судами как обязательное. Но если все необходимые для предъявления иска с позиций ст. 131 ГПК данные о средстве массовой информации или его учредителе как ответчике истцу известны либо их можно истребовать у органа, осуществляющего регистрацию средств массовой информации, то получение таких сведений об авторе публикации часто оказывалось затруднительным или невозможным, что осложняло судебный процесс.

    Читайте так же:  Замена прав срок медецинской справки

    В п. 5 Постановления N 3, как и в п. 6 Постановления N 11, отмечается, что если оспариваемые сведения были распространены в средствах массовой информации, то надлежащими ответчиками являются автор и редакция соответствующего средства массовой информации. Если эти сведения были распространены в средстве массовой информации с указанием лица, являющегося их источником, то это лицо также является надлежащим ответчиком. Но далее в п. 5 Постановления N 3 со ссылкой на ст. 40 ГПК уточняется, что если истец предъявляет требования к одному из надлежащих ответчиков, которыми совместно были распространены не соответствующие действительности порочащие сведения, суд вправе привлечь к участию в деле соответчика лишь при невозможности рассмотрения дела без его участия. Это уточнение не замедлило положительно сказаться на судебной практике, поскольку суды перестали без достаточных оснований обременять истца и самих себя «раскапыванием» сведений о личности автора.

    Особого внимания заслуживает п. 7 Постановления N 3, где даны разъяснения относительно предмета доказывания по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации. В соответствии с п. 1 ст. 152 ГК удовлетворение иска об опровержении сведений возможно лишь при наличии следующего состава юридических фактов: распространение ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности.

    По сравнению с п. 2 Постановления N 11 круг действий, квалифицируемых в качестве распространения сведений, расширился в п. 7 Постановления N 3 за счет включения в него, как отмечалось выше, распространения сведений в сети Интернет. Впервые в порядке судебного толкования дано определение не соответствующих действительности сведений. Согласно п. 7 Постановления N 3 таковыми являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения. Отмечается, что не могут рассматриваться как не соответствующие действительности сведения, содержащиеся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других процессуальных или иных официальных документах, для обжалования и оспаривания которых предусмотрен иной установленный законами судебный порядок. В качестве примера сведений, которые не могут быть опровергнуты в порядке ст. 152 ГК, приводятся сведения, изложенные в приказе об увольнении, поскольку такой приказ может быть оспорен только в порядке, предусмотренном Трудовым кодексом РФ.

    Порочащими в п. 7 Постановления N 3 предлагается считать, в частности, сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица. Сходное определение порочащих сведений содержалось и в п. 2 Постановления N 11, однако в нем отсутствовали слова «в частности», указывающие на неисчерпывающий характер перечня сведений, которые следует считать порочащими.

    Необходимо также заметить, что правило п. 1 ст. 152 ГК является специальным способом восстановления чести, достоинства и деловой репутации истца в положение, существовавшее до нарушения права. Необоснованный отказ в применении этого способа правовой защиты представляет собой нарушение ст. 1 Протокола 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г., согласно которой каждое лицо имеет право на уважение своей собственности и никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом. Деловая репутация, согласно подходу Европейского суда по правам человека, входит в состав имущества в смысле ст. 1 Протокола 1 к Конвенции, поэтому не основанный на законе отказ в восстановлении умаленной деловой репутации противоречит Конвенции.

    С п. 7 Постановления N 3 тесно связан п. 9 того же Постановления, где речь идет о распределении бремени доказывания в судебных спорах о защите чести и достоинства. Как отмечается в п. 9 Постановления N 3, в силу п. 1 ст. 152 ГК обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике, а истец обязан доказать лишь факт распространения ответчиком сведений и их порочащий характер. Для сравнения обратим внимание, что в п. 7 Постановления N 11, также посвященном предмету доказывания по данной категории споров, об обязанности доказывания порочащего характера распространенных сведений не упоминалось, из чего в судебной практике делался вывод, что это обстоятельство не подлежит доказыванию истцом, а устанавливается (оценивается) самим судом.

    Конечно, именно подход, сформулированный в п. 9 Постановления N 3, соответствует правилу п. 1 ст. 56 ГПК, согласно которому каждая сторона должна доказать обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений. Однако в судебной практике не замедлили в большом количестве появиться решения, в которых суды отказывали в удовлетворении иска об опровержении порочащих сведений в связи с недоказанностью истцом порочащего характера распространенных сведений. В связи с этим следует вернуться к п. 7 Постановления N 3, который позволяет разделить порочащие сведения на две группы. К первой группе относятся сведения, содержащие утверждения о нарушении истцом норм закона или морали, ко второй — сведения, содержащие утверждения, иным образом умаляющие существующий уровень чести, достоинства и деловой репутации истца. Следует обратить внимание, что ко второй группе сведений относятся именно утверждения, а не выражение ответчиком мнения, ущемляющего права и интересы истца, поскольку в последнем случае защита нарушенных прав осуществляется на основании п. 3, а не п. 1 ст. 152 ГК.

    Сведения, относящиеся к первой группе, следует считать порочащими per se (сами по себе), в силу общеизвестности порочащего характера таких сведений. Их порочащий характер должен признаваться судом обстоятельством общеизвестным и в силу этого не нуждающимся в доказывании в соответствии с п. 1 ст. 61 ГПК. Видимо, именно поэтому в п. 7 Постановления N 11 среди обстоятельств, подлежащих доказыванию истцом, не упоминалось об обязанности доказать порочащий характер распространенных сведений. Так как п. 2 Постановления N 11 называл порочащими лишь первую группу сведений, суду оставалось оценить лишь общеизвестность их порочащего характера.

    Доказывание порочащего характера сведений, относящихся ко второй группе, должно осуществляться истцом по общим правилам доказывания, поскольку порочащий характер таких сведений не может быть признан общеизвестным обстоятельством.

    Важное значение имеют указания, содержащиеся в п. 11 Постановления N 3, где соответственно отмечается, что в случае, когда сведения, по поводу которых возник спор, сообщены в ходе рассмотрения другого дела участвовавшими в нем лицами, а также свидетелями в отношении участвовавших в деле лиц, являлись доказательствами по этому делу и были оценены судом при вынесении решения, они не могут быть оспорены в порядке, предусмотренном ст. 152 ГК. Поскольку такое требование может быть удовлетворено лишь в случае несоответствия их действительности, то, если такое несоответствие не было установлено в ходе уже состоявшегося судебного разбирательства, оно, по существу, представляет собой требование о пересмотре судебного решения, для которого процессуальным законодательством установлен специальный порядок. Если же такие сведения были распространены в ходе рассмотрения дела указанными выше лицами в отношении лиц, не являющихся участниками судебного процесса, то эти лица могут защитить свои права в порядке, предусмотренном ст. 152 ГК.

    Читайте так же:  Сколько раз кредиторы могут звонить на работу

    Для целей определения размера компенсации морального вреда, причиненного распространением порочащих сведений в средствах массовой информации, необходимо обратить внимание на п. 15 Постановления N 3, где наряду с перечнем обстоятельств, подлежащих учету при определении размера компенсации (характер и содержание публикации, степень распространения недостоверных сведений), обращается внимание на то, что сумма компенсации морального вреда должна быть соразмерна причиненному вреду и не должна вести к ущемлению свободы массовой информации.

    Верховный Суд уточнил свою позицию по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации

    Коллегия ВС РФ по гражданским делам уточнила свою позицию по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации, рассматривая исковое заявление по делу полицейского из Краснодарского края.

    Как пишет «Российская газета», дело возникло после того, как некий гражданин написал стразу несколько жалоб, обвиняя местного полицейского чина сразу в целой серии правонарушений: от взяток, до использования служебного положения при распределении земельных участков.

    Проводившиеся проверки не выявили нарушений ни по одному из перечисленных фактов, и тогда полицейский обратился в суд с иском, в котором требовал привлечь автора жалоб к ответственности по статье 152 Гражданского кодекса РФ. Районный суд в удовлетворении иска отказал. Но Краснодарский краевой суд постановил признать не соответствующими действительности и порочащими честь, достоинство и деловую репутацию полицейского начальника сведения, которые заявитель приводил в своих жалобах. После этого уже автор жалоб обратился в Верховный суд РФ.

    Коллегия по гражданским делам ВС РФ постановила вернуть дело для повторного рассмотрения краевым судом. Обосновывая такое решение, ВС обратил внимание на следующие моменты. Суд подчеркнул, что в соответствии с Конвенцией о защите прав человека и российской Конституцией, гарантирующей свободу слова, позицией Европейского суда по правам человека, при рассмотрении дел о защите чести и достоинства, судам следует различать утверждения, истинность которых можно проверить от утверждений, носящих оценочный характер, которые будучи «выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на соответствие действительности».

    ВС посчитал, что краевой суд, вынося свое решение, не дал правовой оценки утверждениям автора жалоб о том, что он писал их для проверки профессионализма полицейского и не предполагал причинения ему вреда. Судьи должны были привести доводы, которые дали им основания считать, что автор жалоб собирался нанести именно вред сотруднику полиции. Так как всего этого сделано не было, Верховный Суд РФ и отправил дело на повторное рассмотрение.

    Обзор судебной практики: защита достоинства и деловой репутации

    1. Рапорт начальника на действия подчиненного не порочит его деловую репутацию

    Если непосредственный начальник работника написал вышестоящему начальству докладную записку или рапорт о том, что данный работник неудовлетворительно исполняет свои обязанности и его нужно лишить премии, это не может считаться сведениями, распространенными о гражданине и порочащими его репутацию. Так решил Ленинградский областной суд.

    Суть спора

    Гражданка обратилась в районный суд с иском к своему непосредственному начальнику о защите своей деловой репутации и просила признать сведения, распространенные о ней, не соответствующими действительности, обязать начальника дать опровержение, принести ей извинения и взыскать с него моральный ущерб. Гражданка сочла информацией негативно влияющей на ее карьерный рост, рапорт, поданный ее непосредственным начальником вышестоящему начальству, в котором он котором просил лишить сотрудницу премии за ненадлежащее исполнение служебных обязанностей. В частности: за невыполнение производственных заданий и самовольное изъятие журнала производственных заданий с рабочего места. Гражданка посчитала действия начальства клеветой и обратилась в суд, указав, что исполняла свои служебные обязанности должным образом, а рапорт порочит ее честь, достоинство и деловую репутацию. Так как, с ним, кроме его адресата, могли ознакомиться другие сотрудники предприятия, на котором она работала истец. таким образом, иск был подан для защиты своей чести, в силу статьи 151 ГК РФ и статьи 152 ГК РФ.

    Решение суда

    Суд первой инстанции иск гражданки оставил без удовлетворения. Ленинградский областной суд определением от 26.02.2015 N 33-934/2015 Ленинградский областной суд отказал в удовлетворении апелляционной жалобы и оставил в силе решение суда первой инстанции.

    Рассматривая это дело, судьи выслушали не только доводы обеих сторон, но и показания свидетелей. Тем самым, они расширили субъектный состав лиц, которые непосредственно участвовали в процессе, включив в качестве третьей стороны вышестоящее руководство организации, где работают истица и ответчик. Судьи указали сторонам, что действия ответчика по составлению и подаче рапорта на имя начальника, доведенного позже до сведения специалиста по управлению персоналом не считается распространением сведений, которые порочат честь, достоинство и деловую репутацию сотрудницы в силу норм статьи 152 ГК РФ. Так как, сам рапорт и вся, содержащаяся в нем информация, соответствуют требованиям должностной инструкции начальника участка и находятся в пределах его компетенции.

    Принимая решение, суд учел правовую позицию, изложенную в пункте 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 года N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», по которому существенными обстоятельствами, имеющими значение для подобных дел, являются: факт распространения сведений о гражданине другим лицом, а также порочащий характер таких сведений и их несоответствие действительности.

    Если хотя бы одно из указанных обстоятельств отсутствует, суд не может удовлетворить иск подобного рода. Поскольку рапорт носил служебный характер, имел конкретного адресата и не распространялся публично, а также все сведения из него соответствовали действительности, действия ответчика не являются клеветой. На этих основаниях суды двух инстанций отклонили заявленные исковые требования.

    2. Опубликование приговора суда не порочит чести гражданина и не нарушает закон о персональных данных

    Информация об уголовном деле, полученная из судебных решений, опубликованных на официальном сайте суда, не требует обработки персональных данных, в соответствии с требованиями законодательства, а также не признается клеветой. Такое решение принял Санкт-Петербургский городской суд.

    [3]

    Суть спора

    Гражданка обратилась в суд с исковым заявлением об обязании Адвокатского бюро удалить ее персональные данные, размещенные на сайте этой организации в сети интернет. Кроме того, гражданки просила суд взыскать компенсацию морального вреда, ссылаясь на то, что на сайте Адвокатского бюро в нарушение требований Федерального закона «О персональных данных» была размещена информация из материалов уголовного дела, без ее ведома и согласия на обработку персональных данных.

    Читайте так же:  Можно ли применять штрафные санкции к сотруднику

    Данное уголовное дело было открыто по обвинению гражданки в совершении преступления, предусмотренного статьей 159 Уголовного кодекса РФ. Московским районным судом по этому делу был вынесен обвинительный приговор, который вступил в законную силу. Текст этого приговора опубликован на официальном сайте Московского районного суда в соответствии с требованиями Федерального закона от 22.12.2008 N 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в РФ». С сайта суда Адвокатское бюро взяло информацию об уголовном деле, которую использовало в материалах, также на сайте был опубликован сам текст приговора.

    Решение суда

    Суд первой инстанции отказал гражданке в удовлетворении заявленных требований. Аналогичную позицию в апелляционном определении от 10.06.2015 N 33-8046/2015 по делу N 2-7569/2014 занял Санкт-Петербургский городской суд.

    Судьи напомнили, что в соответствии со статьей 14 Федерального закона «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации» в сети интернет в обязательном порядке публикуются все тексты судебных актов. При этом должны соблюдаться требования, предусмотренные статьей 15 этого Федерального закона об обезличивании информации. Однако при этом, из текстов судебных приговоров по уголовным делам не исключают фамилию и инициалы осужденного.

    Таким образом, подобная информация является публичной и достоверной, поэтому судьи не нашли законных оснований для удовлетворения требований, заявленных истицей. Они исходили из того, что опубликование судебных постановлений не требует обработки персональных данных граждан, поэтому правоотношения, основанные на перепечатке судебного приговора в отношении истицы на сайте Адвокатского бюро не регулируются положениями Федерального закона «О персональных данных».

    3. Уголовное преследование не является причиной для увольнения сотрудника до приговора суда

    Если работодатель уволил сотрудника, в отношении которого было открыто уголовное дело, до окончания следствия и вынесения приговора, он нарушил трудовое законодательство. Такое увольнение является незаконным, а срок давности подлежит восстановлению. К таким выводам пришел Верховный суд РФ.

    Суть спора

    Гражданка работала в ОАО «Сбербанк России» в должности оператора по обслуживанию физических лиц. В отношении нее было открыто уголовное дело по обвинению по части 3 статьи 159 УК РФ и пункту 5 статьи 33 УК РФ. В это же время руководство банка приняло решение и уволило сотрудницу на основании статьи пункта 2 статьи 81 Трудового кодекса РФ, в связи с сокращением штата работников. Спустя несколько месяцев постановлением старшего следователя СО ОМВД России в отношении гражданки было прекращено уголовное дело по ее обвинению , в связи с отсутствием состава преступления.

    Гражданка обратилась в суд с иском к ОАО «Сбербанк России» о восстановлении на работе в порядке реабилитации в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности в прежней должности. Также она указала, что в результате уголовного преследования были подорваны ее профессиональный авторитет и деловая репутация. Гражданка считает, что именно уголовное преследование послужило основанием для ее увольнения с работы и дискриминации со стороны работодателя из-за недоверия и сомнения в ее компетентности.

    [1]

    Решение суда

    Суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявленных исковых требований. Судьи указали, что такие требования должны рассматриваться в уголовно-процессуальном порядке. Апелляционный суд оставил решение суда первой инстанции в силе. А суд кассационной инстанции, кроме того, указал, что истица нарушила сроки обращения в суд, предусмотренные статьей 392 Трудового кодекса РФ.

    Однако, Верховный суд РФ в определении от 15.12.2014 N 41-КГ14-32 отметил, что имеются основания для отмены в кассационном порядке судебных постановлений. Поскольку, в силу статьи 387 ГПК РФ решение может быть отменено, если суды допустили существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

    При рассмотрении дела в суде первой инстанции представителем ответчика было заявлено о применении к исковым требованиям истицы о восстановлении на работе предусмотренного срока для обращения в суд, предусмотренного статьей 392 ТК РФ. Однако Верховный суд не находит для этого оснований. Судьи считают, что в соответствии с разъяснениям, содержащимся в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», вопрос о пропуске истцом срока для обращения в суд может разрешаться судом при условии, если об этом заявлено ответчиком. При этом, в качестве уважительных причин пропуска срока для обращения в суд могут расцениваться обстоятельства, препятствовавшие данному работнику своевременно обратиться с иском в суд за разрешением индивидуального трудового спора.

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Как определено в постановлении Пленума Верховного Суда РФ, это может быть болезнь истца, нахождение его в командировке, невозможность обращения в суд вследствие непреодолимой силы, необходимость осуществления ухода за тяжелобольными членами семьи. В спорной ситуации истица считала, что причиной ее увольнения послужило уголовное преследование, поэтому не имела, по ее мнению, оснований для обращения в суд. Таким образом, Верховный суд РФ находит причину пропуска срока обращения в суд уважительной и юридически значимой. Поэтому он отменил все принятые ранее судебные акты и направил дело на новое рассмотрение, признав увольнение истицы незаконным.

    Источники


    1. Шавалеев, Михаил О неотвратимости юридической ответственности в России / Михаил Шавалеев. — М.: LAP Lambert Academic Publishing, 2017. — 180 c.

    2. Подгорная, Л. И. Deutsche Geschichte in Biografien: Wissenschaft und Kultur / История Германии в биографиях. Наука и культура / Л.И. Подгорная. — М.: Каро, 2015. — 272 c.

    3. Оксамытный, В.В. Теория государства и права. Гриф МО РФ / В.В. Оксамытный. — М.: Камерон, 2004. — 246 c.
    4. Фохт-Бабушкин, Ю.У. Искусство в жизни человека. Конкретно-социологические исследования искусства в России конца XIX — первых десятилетий XX века. История и методология / Ю.У. Фохт-Бабушкин. — М.: Алетейя, 2016. — 788 c.
    5. Варламов А. А., Севостьянов А. В. Земельный кадастр. В 6 томах. Том 5. Оценка земли и иной недвижимости; КолосС — Москва, 2008. — 265 c.
    Верховный суд честь и достоинство
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here