Законно ли адвокат не встречается со следователем

Сегодня предлагаем обсудить следующую тему: "Законно ли адвокат не встречается со следователем". Если возникнут вопросы, то вы обязательно найдете ответы в статье. Если все же потребуются уточнения, то обращайтесь к дежурному юристу.

Законно ли адвокат не встречается со следователем

В принципе, почему бы в таком случае не спросить его самого?»

Еще раз об отказе в допуске адвокатов в следственные изоляторы

  • лицо, в отношении которого ведется уголовное преследование
  • потерпевшее лицо (п.8 ч.2 ст.42 УПК РФ)
  • частный обвинитель (ч.7 ст.318 УПК РФ)
  • гражданский истец (п.8 ч.4 ст.44 УПК РФ)
  • гражданский ответчик (п.6 ч.2 ст.54 УПК РФ)
  • лица, которые фактически задержаны и арестованы по подозрению в совершении преступления (п.3 ч.4 ст. 46 УПК РФ)
  • лица, которые привлечены в качестве обвиняемого (п.8 ч.4 ст.47)

На самом деле, чаще всего, услуги адвоката используют подозреваемые и обвиняемые по уголовному делу, данные их права записаны в ст.ст. 46, 47 УПК РФ. В процессе досудебного судопроизводства работа адвоката направлена на защиту прав и законных интересов подозреваемого и обвиняемого.

[2]

Права защитника регламентированы ст. 53 УПК РФ.

Адвокатам не нужно разрешение следствия для свидания с клиентом в сизо – кс

В настоящее время следственные изоляторы катастрофически переполнены, в связи с чем работа сотрудников изолятора, при не самой высокой заработной плате, весьма трудна. Естественно, всякого рода садистов и палачей, получающих удовольствие от вида мучающихся под арестом людей, я в расчет при данных выкладках не беру.
Тем не менее, проблема во многом исходит не только от следователей, но и от сотрудников следственных изоляторов, которые, несмотря на однозначные формулировки статьи 18 федерального закона от 15 июля 1995 года «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», запрещающие требовать от адвокатов для допуска к подзащитным дополнительные документы помимо ордера и удостоверения, продолжают выдвигать требования о предоставлении разрешения от следователя.

Возможно ли признать недопустимым допрос с адвокатом?

Для реализации своей цели (на мой взгляд, исключительно порочной) они стараются всячески запугать подследственных и, по возможности, приставить им так называемого «карманного» адвоката, который будет подписывать, не глядя, все процессуальные документы, а в некоторых случаях — и склонять обвиняемого к сотрудничеству со следствием. Естественно, когда в деле появляется новый адвокат, приглашенный обвиняемым или его родственниками, следователь начинает чинить этому адвокату препятствия в работе, в том числе, уклоняется от выдачи разрешения на свидания с подзащитным, содержащимся в следственном изоляторе.

Работа адвоката на стадии предварительного расследования в уголовном процессе

При этом отсутствие сведений о наделении адвоката статусом защитника не является достойным и справедливым аргументом для отказа во встрече, полагает КС. «Иное истолкование норм расходилось бы с их аутентичным смыслом, противоречило бы правовым позициям Конституционного суда, лишало бы подозреваемого и обвиняемого возможности своевременно получить квалифицированную юридическую помощь, а адвоката (защитника) – возможности выполнить свои профессиональные и процессуальные обязанности», — говорится в решении КС. Между тем, он полагает, что все перечисленные им толкования положений УПК являются очевидными.

Защиту усилят

Нормы закона не обязывают адвокатов получать подобные разрешения. Однако на практике без него в изолятор не попадешь. Адвокаты привели в пример свой случай – им несколько раз отказали во встрече с Карауловой, поскольку у них не было с собой уведомления следователя о их допуске в дело в качестве защитников.

Судебные инстанции нарушений закона в этой ситуации не увидели и жалобы адвокатов отклонили. Тогда представители интересов Карауловой обратились в КС, чтобы тот объяснил, нужно ли адвокатам разрешение следствия на свидание с клиентом.

Вместе с тем весьма сомнительно его утверждение о том, что к разрешению анализируемой им ситуации применим следующий подход: «Следователь вправе допросить адвоката (защитника) по вопросам, выходящим за пределы, обозначенные в части 3 ст. 56 УПК РФ, а адвокат может отказаться давать показания» (Выделено нами. — А.Т.)

Тактика участия адвоката в проведении допроса подзащитного (Пермяков С.В.)

Дата размещения статьи: 04.11.2015

Кроме того, защитник до проведения допроса подозреваемого (обвиняемого) должен провести анализ формальной и содержательной стороны его показаний. Именно на этом этапе он может установить самооговор подзащитного, признаками которого являются «обилие противоречий между отдельными частями показаний; между показаниями, которые допрашиваемый давал в разное время; наличие в показаниях неправдоподобных деталей; совпадение показаний допрашиваемого со слухами, которые распространились в данной местности в связи с обнаружением преступления» .
———————————
Шумилин С.Ф., Завидов Б.Д. Методологические, тактические и юридические проблемы допроса // СПС «КонсультантПлюс».

В литературе, посвященной проблемам допроса несовершеннолетних по уголовным делам об изнасиловании, говорится о возможности ознакомления защитника следователем с планом предстоящего допроса .
———————————
Печерский В.В. Допрос несовершеннолетней потерпевшей на предварительном следствии и в суде. Изнасилование: Монография. Гродно, 2003. С. 215.

Список литературы

Зорин Р.Г. Защита по уголовным делам о дорожно-транспортных происшествиях. Минск, 2001.
Игнатов С.Д. Адвокатская деятельность и проблемы ее совершенствования в условиях судебно-правовой реформы. Ижевск, 2000.
Печерский В.В. Допрос несовершеннолетней потерпевшей на предварительном следствии и в суде. Изнасилование: Монография. Гродно, 2003.
Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М., 2010.
Шумилин С.Ф., Завидов Б.Д. Методологические, тактические и юридические проблемы допроса // СПС «КонсультантПлюс».

Адвокаты получат безусловное право на общение с клиентами в СИЗО – проект

Госдума собирается скорректировать Уголовно-процессуальный кодекс и закрепить право адвокатов на встречи со своими клиентами в следственных изоляторах. Согласно проекту изменений, защитникам больше не потребуется одобрения следствия на встречу – достаточно будет предъявить адвокатское удостоверение и ордер на защиту.

Периодически в СМИ и социальных сетях появляются новости о том, как адвокатов не пускают к их подзащитным в следственные изоляторы. Из последнего: Адвокаты экс-руководителей республики Коми, проходящих по резонансному «делу Гайзера» о выводе активов предприятий с госучастием в офшоры, пожаловались в Басманный суд Москвы и генпрокурору Юрию Чайке лично на противодействие со стороны следствия: защитники не смогли вручить следователям копию ордера и попасть к клиентам, сообщал «Коммерсантъ».

Дело в том, что по ч.4 ст. 49 Уголовно-процессуального кодекса адвоката допускают к участию в уголовном деле в качестве защитника после предъявления удостоверения и ордера, то есть следователь должен быть уведомлен о желании фигуранта дела работать с конкретным адвокатом. Ст.18 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» запрещает следователю истребовать у адвоката иные документы и говорит о праве обвиняемых на свидания с адвокатом «наедине и конфиденциально без ограничения их числа и продолжительности». Но практика сложилась иначе: как пояснил Александр Боломатов, партнер юрфирмы «Юст», «без законных оснований, но в силу многолетней традиции требовалось согласие следователя для допуска адвоката к задержанному, поскольку в СИЗО задержанный «числится» за следователем».

Читайте так же:  Оформление завещания на дом и землю

В отдельных случаях суды встают на сторону адвокатов. Так, в мае 2015 года адвокат Елена Беседина, не попавшая к подзащитному в СИЗО, доказала в суде Архангельска, что сотрудники изолятора требовали разрешение следователя на свидание безосновательно, утверждая, что ордер на защиту не подтверждает ее участие в уголовном деле в качестве защитника («Ордер адвоката не доказательство участия в уголовном деле»).

Примечательно и то, что Конституционный суд РФ еще в своем постановлении №14-П от 25 октября 2001 году указал, что выполнение адвокатом своих процессуальных обязанностей не может быть поставлено в зависимость от усмотрения должностного лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело. Исключением являются обстоятельства перечисленные в ст. 72 УПК, когда, к примеру, адвокат оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им подозреваемого, обвиняемого либо представляемого им потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика.

«Вопреки высказанной Конституционным судом правовой позиции о том, что никакого согласия или разрешения следователя на свидание защитника с доверителем не требуется, сложилась негативная практика, когда без такого письменного разрешения адвокат не может попасть к своему подзащитному в следственный изолятор», – подтверждает исполнительный вице-президент Федеральной палаты адвокатов Андрей Сучков. Юрист подчеркивает, что необходимость законодательно урегулировать этот вопрос и обеспечить надлежащую защиту прав лица в уголовном процессе назрели давно.

Анастасия Рагулина, заместитель директора по научной работе юридической группы «Яковлев и Партнеры» считает, что сложившаяся практика идет вразрез не только с УПК, но и с Конституцией: «В ст. 48 Конституции РФ указано, что каждый задержанный, заключенный по стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката с момента задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения. Таким образом, не может право, гарантированное основным законом страны, зависеть от усмотрения следователя».

«Если нужны решения на уровне Верховного суда, давайте это сделаем»

Однако в Госдуме проблемой допуска адвокатов к подзащитным всерьез заинтересовались только 1 октября, – после того, как о ней узнал президент Владимир Путин на заседании Совета по развитию гражданского общества и правам человека. В тонкости сложившейся практики президента посвятил советник Федеральной палаты адвокатов РФ Юрий Костанов. Путин согласился на корректировку законодательства: «Если нужны дополнительные решения на уровне Верховного суда РФ, дополнения в закон, давайте это сделаем».

Поисками дополнительных решений занялись участники «Комфортной правовой среды», либеральной платформы «Единой России», которую координирует Рафаэль Марданшин. Единороссы разработали проект изменений в ч.1 ст. 53 УПК («Полномочия защитника»), в соответствии с которым адвокат сможет встречаться с клиентом по предъявлению удостоверения без формального допуска к участию в деле от следствия. Остальные свои процессуальные права – например, собирать и представлять доказательства – он сможет осуществлять по прежним правилам – только с момента допуска к участию в уголовном деле.

Но когда законопроект окажется в Госдуме пока неясно: сегодня члены «Комфортной правовой среды» соберут экспертов, чтобы обсудить с ними вопросы защиты прав фигурантов уголовных дел и укрепления статуса адвоката. Решения о корректировке документа и внесении его в Госдуму будут приниматься по итогам этого круглого стола, сообщил Право.Ru cоруководитель проекта Игорь Судец.

Однако в адвокатском сообществе эта новость уже вызвала оживление: «Вопрос о нарушении прав адвоката в этом случае вторичен. Речь идет о защите прав личности в уголовном процессе, то есть о реализации конституционных положений о праве каждого на квалифицированную юридическую помощь», – говорит Сучков. – И вряд ли можно говорить о соблюдении прав гражданина, заключенного в ходе следствия под стражу, если он может получить юридическую помощь избранного им защитника только после разрешения на это следователя.»

С ним согласен председатель Совета молодых адвокатов АП Москвы, Дмитрий Кравченко, который надеется, что такая корректировка УПК «позволит избежать на ранних этапах расследования психологических пыток, намеренного создания для подследственных стрессовых ситуаций и оказания на них психологического давления». «Конечно, важно и в целом ставить вопрос об отмене института «допуска» в уголовное дело; следователь не должен «давать разрешение» на реализацию конституционного права на защиту, пусть даже формального. Правильным здесь представляется уведомительный порядок», – считает он.

Боломатов из юрфирмы «Юст» хоть и приветствует разработку такого документа, но все же отмечает, что «хотел бы видеть более четкий срок допуска адвоката» к подзащитному. «Например, немедленно или сразу по предъявлении. Думаю, что данную формулировку можно было бы сделать более четкой», – говорит он.

Адвокат при допросе: нужен ли?

Под допросом в уголовном процессе традиционно понимается получение и фиксация в установленном УПК РФ порядке показаний потерпевшего, свидетеля, эксперта, обвиняемого, подозреваемого, специалиста относительно событий, имеющих отношение к расследуемому уголовному делу. Допрос в рамках уголовного процесса может проводиться как на стадии предварительного расследования, так и на этапе судебного следствия.

Как осуществляется допрос вышеназванных участников уголовного процесса в ходе предварительного расследования?

«Конечно, выше приведен лишь общий алгоритм осуществления допроса – с адвокатом и без него. На деле все гораздо сложнее: опытные следователи могут применять различные тактические приемы, чтобы заставить человека изложить в ходе допроса «нужную» информацию. Даже психологически устойчивый человек легко может растеряться под давлением следователя, сказать лишнее и, тем самым, ухудшить свое положение. Например, широко распространены ситуации, когда после допросов гражданин из свидетеля превращается в подозреваемого или обвиняемого. Кроме того, опытный следователь всегда сможет так записать данные ему показания, что они будут соответствовать сказанному, однако в свете поставленных акцентов, вырывания слов из контекста и их записывания без контекста получат иное содержание, отличное от того, которое закладывал допрашиваемый».

В этой ситуации абсолютно всем участникам допроса необходима помощь грамотного уголовного адвоката. В глобальном плане право на адвоката закреплено в ч.1 ст.48 Конституции РФ, а в УПК РФ соответствующие нормы содержатся в п.3 ч.4 ст.46, п.8 ч.4 ст.47, ч.5 ст.189. Рассчитывать на участие в данном процессуальном мероприятии адвоката могут и потерпевшие, и свидетели, и тем более подозреваемые и обвиняемые.

Роль адвоката в допросе

Многие граждане считают, что роль адвоката при допросе чисто формальная, поскольку допрос проводит не он, а следователь. Однако это заблуждение: роль допроса в уголовном деле переоценить невозможно, поэтому адвокаты проделают титаническую работу, чтобы процессуальное мероприятие прошло хорошо.

Читайте так же:  Доверенность на получение документов бланк

Рассмотрим, что же именно совершает адвокат.

Выше описаны те действия, которые адвокат в идеале должен выполнять. Однако встречаются некоторые так называемые «государственные адвокаты», привлечённые к оказанию правовой помощи по назначению следователя или дознавателя, которые выбирают пассивную позицию, дают доверителям рекомендации, выгодные следствию. Реальной помощи от них ждать не приходиться, поскольку они слабо заинтересованы в качественном выполнении своей работы, а иногда и находятся в сговоре со следствием. Между тем, органы адвокатского сообщества в последнее время достаточно эффективно борются с изменением самого подхода адвокатов к оказанию услуг по назначению, а адвокаты, допустившие нарушения, привлекаются к дисциплинарной ответственности вплоть до лишения статуса адвоката.

Помощь адвоката на допросе исключает возможность применения насилия к допрашиваемому, «выбивания» показаний, компрометирования гражданина. Кроме того, адвокат оказывает доверителю психологическую поддержку в непростой ситуации общения с представителями правоохранительных органов, не дает ему запутаться и сказать то, о чем следует промолчать.

Поэтому допрос без адвоката весьма опасен и может привести к непредсказуемым последствиям.

Как вести себя на допросе

– А если меня что-нибудь спросят? Я ляпну.
– И ляпай. Но ляпай уверенно.
«Москва слезам не верит»

Как вести себя на допросе? Такой вопрос возникает у каждого, кто впервые сталкивается со следствием. Подавляющее большинство из нас никогда не бывали на допросах, и не знают, как себя вести, когда поступает вызов от следователя. Особенно, когда рядом нет хорошего адвоката по уголовным делам.

Если вызывает следователь МВД (а равно СКР или ФСБ РФ), значит, уже возбуждено уголовное дело. Если приглашает оперработник, значит, пока еще уголовного дела нет. Идет доследственная проверка. Но идти по вызову надо, независимо от того, в какой форме вас вызывают – устно или повесткой. И в любом случае прийти лучше со своим адвокатом по уголовным делам.

Уголовное дело может быть возбуждено «по факту» либо в отношении конкретного лица. Лицо, указанное в постановлении о возбуждении уголовного дела, приобретает статус подозреваемого, а значит – и процессуальные права. Этими правами надо активно пользоваться.

Дело, возбужденное и расследуемое в связи с ведением бизнеса, представляет самую серьезную угрозу. На торжество законности в период следствия уповать нельзя ни в коем случае. Следовательно, проблема правовой безопасности остается острой, и решать ее следует совместно со своим адвокатом по экономическим преступлениям. Он и должен объяснить применительно к конкретной ситуации как вести себя на допросе.

Наличие в производстве у следователя возбужденного уголовного дела дает ему самый широкий и лучший арсенал средств для ограничения и ущемления гражданских прав, для создания реальной угрозы экономической безопасности предприятия, и даже для фальсификации доказательств.

Пожалуй, не ошибусь, если замечу, что самое эффективное средство защиты – знание, и прежде всего знание законных возможностей следователя и знание своих законных возможностей. Закон достаточно четко регламентирует порядок сбора доказательств вины подозреваемого или обвиняемого в уголовном деле. Доказательства, добытые следствием с нарушением закона, не могут ничего доказывать и не должны приниматься судом в качестве доказательств.

Конечно, неискушенный в юридических тонкостях человек не в состоянии быстро сориентироваться в сложной обстановке набирающего ход следствия и занять правильную позицию в том или ином вопросе. Разбираться в этом обязан адвокат, особенно в случаях подозрения в мошенничестве или ином экономическом преступлении. И не случайно лучший адвокат по уголовным делам в Москве – в прошлом хороший следователь. Но часто подозреваемый в совершении преступления может и не успеть прибегнуть к услугам адвоката, поскольку следователь при активном содействии оперативных работников в первые же часы после возбуждения уголовного дела спешит использовать главные козыри: психологический натиск, внезапность и различного рода спекуляции с имеющейся по делу информацией.

[1]

Вот почему важно выиграть время. По крайней мере, заявление подозреваемого о том, что необходимо время для того, чтобы вспомнить все интересующие следствие обстоятельства, в сложной и неясной обстановке уголовного дела будет вполне разумным. Если вас пытаются уличить в совершении преступления, можно прямо заявлять, что без совета со своим адвокатом (именно — со своим, а не с адвокатом следователя!) показаний по существу дела дать не сможете.

А вот растерянность ведет только к усилению психологической атаки, и тут-то для некоторых недобросовестных сотрудников правоохранительных органов открывается поле деятельности для организации различного рода не совсем законных игрищ и даже провокаций. Могут просто сказать: «Мы знаем, что ты тут случайный человек. Виноват твой приятель. Он уже во всем признался. Расскажешь все о нем и пойдешь домой». В результате в деле возникает организованная преступная группа, или как минимум, предварительный сговор, т.е., отягчающие или квалифицирующие признаки. Уверенность в себе (но не переходящая в наглость) дает лучший результат.

Однако куда чаще жертву примитивно ставят перед выбором: или «колешься» сейчас же по-хорошему, или идешь «на нары». Вот тут как раз и нужен хороший адвокат.

Подозреваемый должен твердо помнить, что подобный прием есть ни что иное как запрещенное законом средство психологического давления. Следователь не имеет права вымогать признательные показания у кого бы то ни было с помощью угроз. В подобном случае будет правильно, если в конце протокола допроса вы собственноручно укажете на эти угрозы. Вообще следует быть очень внимательным к тому, что пишет следователь в протоколе допроса или иного следственного действия. Допрашиваемое лицо в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом имеет право внести любые поправки в протокол, а также сделать свои замечания по поводу процедуры допроса. Этими правами следует активно пользоваться. Интересно, что оперативные сотрудники в отличие от следователя могут целый день «беседовать» с вами, но так и не составить протокола. В этом случае, особенно, когда вам чем-то угрожали, следует требовать составления протокола и внесения в него наиболее интересных для прокурора деталей такой «беседы».

Особенно важно сразу разобраться со своим статусом. От статуса зависит многое. Кто вы в данный момент – дающее объяснения лицо, свидетель или уже подозреваемый? Вы имеете право задать этот вопрос следователю, и получить на него ответ. Разница в объеме прав существенная: например, если от свидетеля под страхом уголовного преследования закон требует дачи показаний, то подозреваемый и обвиняемый давать показания вовсе не обязаны. На любой стадии процесса подозреваемый и обвиняемый могут отказаться от дачи показаний по тому или иному вопросу. При этом такой отказ не может (теоретически) расцениваться как доказательство против этого лица. Правда, не следует забывать, что в этом случае отказавшийся от показаний не может рассчитывать на понимание своей позиции со стороны следствия и суда.

Читайте так же:  Сколько времени длится суд по защите прав потребителей

Свидетель также имеет конституционное право не давать показаний против самого себя, своего супруга и против своих ближайших родственников. Проблема только в том, что квалифицированный следователь такие вопросы «в лоб» скорее всего и не поставит. Квалифицированный следователь к самоизобличению (увы!) подводит грамотно и тонко, так что вы можете и не заметить, как сами себе устроите ловушку.

Но в любом случае вы не обязаны оправдываться и доказывать свою невиновность. Пока суд на основании законно добытых следствием (следствием, а не вами!) доказательств не установил вашу вину, вы считаетесь невиновным в совершении инкриминируемого преступления. Все сомнения, возникающие при расследовании, которые следствие и суд не в состоянии устранить в уголовном деле, должны толковаться в вашу пользу. Вот эти тезисы и являются составляющими элементами принципа презумпции невиновности, вашей правовой безопасности и безопасности вашего предприятия.

Видео (кликните для воспроизведения).

Спокойствие, выдержка, хладнокровие, привлечение к своей защите по уголовному делу компетентных и опытных адвокатов, а при необходимости – хороших адвокатов по мошенничеству (Москва) — вот главные правила поведения в подобных ситуациях.

Публикации

Конституционный суд (КС) РФ подтвердил свою позицию о свиданиях адвокатов с клиентами в СИЗО: защитники не обязаны предоставлять сотрудникам изоляторов дополнительные документы, в том числе разрешения следователей на встречу со своими подзащитными. Суд отметил, что любой отказ в допуске адвоката в СИЗО должен быть мотивирован и не ограничиваться ссылкой на отсутствие некой бумаги.

Тем не менее, КС не стал просить законодателя вносить в правовые нормы изменения, посчитав, что положения действующей редакции закона очевидны и сотрудники СИЗО должны понимать, что требуют от адвокатов лишние документы, в которых нет необходимости.

Жалоба Карауловой

С жалобой в суд обращалась бывшая студентка МГУ Варвара Караулова (позднее сменившая имя на Александру Иванову) и ее защитники Гаджи Алиев и Сергей Бадамшин. Заявители полагали, что статья 18 Федерального закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», которая устанавливает правила свиданий с обвиняемыми, нарушает их конституционные права.

Речь идет о разрешении следователя на встречу адвоката и его клиента в СИЗО, без которого защитников в изолятор не пускают. Нормы закона не обязывают адвокатов получать подобные разрешения. Однако на практике без него в изолятор не попадешь.

Адвокаты привели в пример свой случай – им несколько раз отказали во встрече с Карауловой, поскольку у них не было с собой уведомления следователя о их допуске в дело в качестве защитников.

Судебные инстанции нарушений закона в этой ситуации не увидели и жалобы адвокатов отклонили. Тогда представители интересов Карауловой обратились в КС, чтобы тот объяснил, нужно ли адвокатам разрешение следствия на свидание с клиентом.

«В силу неопределенности статьи и по смыслу, придаваемому ей правоприменительной практикой, влечет обязательность получения адвокатом уведомления (по своей юридической природе – разрешения) от лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело, о допуске к участию в этом деле в качестве защитника, что в зависимости от ряда объективных и субъективных обстоятельств, связанных с получением такого уведомления, может лишить подозреваемого или обвиняемого, содержащегося под стражей, права своевременно получить квалифицированную юридическую помощь, а адвоката – возможности выполнять свои профессиональные обязанности», — пояснили заявители.

Свидание без похода к следователю

КС напомнил, что часть 4 статьи 49 УПК РФ устанавливает, что адвокат допускается к участию в уголовном деле в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера. Соответственно, вступив в дело, адвокат наделяется соответствующими процессуальными полномочиями, в том числе и правом на свидание с подзащитным. А право на свидание, в свою очередь, является важнейшим условием реализации права обвиняемого на защиту, отмечает КС.

«Выполнение адвокатом, имеющим ордер юридической консультации на ведение уголовного дела, процессуальных обязанностей защитника не может быть поставлено в зависимость от усмотрения должностного лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело, основанного не на перечисленных в уголовно-процессуальном законе обстоятельствах, исключающих участие этого адвоката в деле», — говорится в постановлении.

КС также отмечает, что требование обязательного получения адвокатом от следственных органов разрешения на допуск к участию в деле по существу означает, что обвиняемый может лишиться своевременной квалифицированной юридической помощи, а защитник – возможности выполнить свои профессиональные и процессуальные обязанности. Ведь следователь может отсутствовать на работе или намеренно избегать встречи с определенным адвокатом, чтобы не допустить его свидание с клиентом, указал суд.

«Следовательно, вступление адвоката в уголовное дело в качестве защитника влечет… обязанность следователя обеспечить реализацию права на свидания с доверителем, выполнение которой не ставится в зависимость от каких-либо дополнительных условий, включая предъявление следователю или администрации места содержания под стражей иных документов», — отмечает КС.

Суд подчеркивает, что положения статей 49 и 53 УПК РФ не дают следственным органам права принимать правоприменительные акты, разрешающие защитнику участвовать в деле. Также они не должны рассматриваться и как основание для введения разрешительного порядка на свидание адвокатов и клиентов.

Обязанность СИЗО

В постановлении напоминается, что закон закрепляет порядок проведения свиданий – наедине и конфиденциально без ограничения их числа и продолжительности. Также закон гарантирует, что свидания предоставляются защитнику по предъявлении удостоверения адвоката и ордера, а истребование у адвоката иных документов запрещается, сказано в решении КС.

Предоставление свидания с адвокатом предполагает, что администрация следственного изолятора как орган, ответственный за соблюдение режима, располагает сведениями о приобретении адвокатом процессуального статуса защитника в конкретном деле, полагает суд.

«Наличие таких сведений у администрации следственного изолятора обеспечивается ее отношениями со следователем, которые по своему характеру не относятся к уголовно-процессуальным и в которые не могут вовлекаться иные участники уголовного судопроизводства, в том числе со стороны защиты. Тем более такие отношения не должны влечь возложение на иных участников уголовного судопроизводства каких-либо обременений, дополняющих процедуру вступления адвоката в уголовное дело в качестве защитника», — отмечает КС.

Он напоминает, что отказ сотрудника СИЗО допустить защитника к клиенту должен быть обоснован. При этом отсутствие сведений о наделении адвоката статусом защитника не является достойным и справедливым аргументом для отказа во встрече, полагает КС.

«Иное истолкование норм расходилось бы с их аутентичным смыслом, противоречило бы правовым позициям Конституционного суда, лишало бы подозреваемого и обвиняемого возможности своевременно получить квалифицированную юридическую помощь, а адвоката (защитника) – возможности выполнить свои профессиональные и процессуальные обязанности», — говорится в решении КС.

Читайте так же:  Должностная инструкция ведущего юрисконсульта акты, образцы, формы, договоры консультант плюс

Между тем, он полагает, что все перечисленные им толкования положений УПК являются очевидными. Следовательно, норма закона, на которую пожаловались адвокаты Карауловой, неопределенности не содержит и не может расцениваться как нарушающая их права. В связи с этим КС отказался принять жалобу к рассмотрению. Определение является окончательным и обжалованию не подлежит.

Вызов к следователю

Меня и других сотрудников фирмы вызывают поочередно на беседу к следователю (по телефону). предлагают писать объяснительные? Что делать, как себя вести у следователя? Является ли объяснительная доказательством? Обязательно ли присутствие адвоката если вызвали на беседу? Спасибо!

Ответы юристов ( 3 )

Следователь не имеет право отбирать от вас обяъснительные, он должен вас допрашивать, при этом если вас допрашивают в статусе свидетеля, то допрос проходит без адвоката, но это не мешает вам для уверенности нанять адвоката и прийти на допрос с ним. Допрос является процессуальным документом и если вы даёте заведомо ложные показания вас могут привлечь к уголовной ответственности.

Пожалуйста оцените ответ!

Объяснение берется в ходе проверки заявления о совершении преступления, то есть уголовное дело еще не возбуждено. Доказательством будут являться протоколы допроса, но допрашиваются лица уже в рамках возбужденного уголовного дела.

Адвокат не нужен. т.к. в ст. 51 УПК РФ указаны случаи, когда защитник должен быть. Ваш случай к ним не относится.

Законно ли адвокат не встречается со следователем

Логика здесь проста: чем дольше адвокат по соглашению не попадет к подзащитному, тем больше шансов, что подзащитный в отсутствие этого адвоката пойдет на признание вины, не изменит ранее данные показания (если он ранее признавался), не сможет выработать грамотную позицию защиты, а, значит, расследовать уголовное дело и направить его в суд можно будет проще и быстрее. Направление дела в суд для следователя — хороший статистический показатель, а длительное расследование или, тем более, прекращение уголовного дела – плохой. Кстати, показательно, на мой взгляд, что проблема отказов в допуске адвокатов в изоляторы остро стоит в городе Москве, и гораздо менее остро — в других регионах. Объяснение этому нахожу в том, что в регионах процент компетентных следователей выше, поскольку текучка в следственных подразделениях гораздо меньше.

Еще раз об отказе в допуске адвокатов в следственные изоляторы

Адвокатам не нужно разрешение следствия для свидания с клиентом в сизо – кс

На практике, что часто постановления о привлечении в качестве обвиняемого не обязательно соответствуют требованиям законодательства, например, они не всегда мотивированы, обстоятельства совершения преступления в обвинениях приводятся в недостаточном объеме. После объявления постановления о привлечении в качестве обвиняемого и пояснения следователем сути обвинения, которые было предъявлено, если нужно, перед стартом допроса, защитнику необходимо заявить ходатайство о предоставлении ему возможности беседы со своим подзащитным конфиденциально.
Такой разговор даст возможность адвокату подробно объяснить доверителю не лишь суть предъявленного обвинения, но и позицию защиты, а также убрать возможность дачи доверителем ненужных показаний.

Возможно ли признать недопустимым допрос с адвокатом?

Работа адвоката на стадии предварительного расследования в уголовном процессе

В соответствии со ст. 49 УПК РФ защитник – лицо, которое осуществляет в установленном данным Кодексом порядке защиту прав и интересов лиц, которые подозреваются и обвиняются и которое оказывает им юридическую помощь при производстве по уголовному делу. В качестве защитников по уголовным делам в процессе досудебного производства могут быть лишь адвокаты.
Адвокат имеет право ведение дела лишь после получения ордера на выполнение поручения. По действующему законодательству услугами адвоката в уголовном судопроизводстве имеет право пользоваться:

  • лицо, которое вызвано но допрос в статусе свидетеля по уголовному делу (п.6 ч.4 ст.

Защиту усилят

Статья 121 УПК РФ даёт следователю право рассмотрения ходатайства в течение трёх дней, если нет возможности быстрого принятия решения по ходатайству, которое было заявлено. Отказ следователя полностью или частично в ходатайстве имеет возможность быть обжалованным прокурору, или в суд по месту производства предварительного расследования (глава 16 УПК РФ).

Допрос адвоката об обстоятельствах оказания юридической помощи (таран а.с.)

Очевидно, что «фактическое обвинение» и «возбуждение уголовного дела или дисциплинарного производства» — не одно и то же, мало того, зачастую между ними лежит целая пропасть.Оправданно ли такое толкование в данной ситуации?Как известно, «необычное и двусмысленное толкование не одобряется правом»

Уголовный процесс: Взаимодействие защитника со следователем в досудебном производстве

Предварительное расследование является основой уголовного судопроизводства. На предварительном расследовании участники уголовного судопроизводства вступают между собой в различные правовые отношения. Поскольку следователь, с одной стороны, и адвокат защитник, с другой, выполняют прямо противоположные по целям и задачам функции обвинения и защиты, соответственно, они в большинстве случаев находятся в состоянии процессуального противостояния, сопряженного с неизбежным нарастанием конфликта интересов. И адвокату защитнику необходимо четко понимать, когда в таком конфликте можно добиться для своего клиента (подзащитного) положительного исхода, а когда не следует усугублять и без того непростые взаимоотношения следователя и защитника.

Конфликтные ситуации, порождаемые пробелами в законе

Рассмотрим ситуации, когда конфликт защитника со следователем обусловлен неправомерными действиями последнего при применении закона, содержащего дефекты нормативного регулирования.

При предъявлении обвинения. Другое нарушение порядка уголовного судопроизводства связано с несоблюдением следователем процедуры привлечения в качестве обвиняемого.

В ГУВД Москвы расследовалось уголовное дело в отношении П. При предъявлении обвинения следователь не выполнил требований ч. 5 ст. 172 УПК РФ и не разъяснил обвиняемому П. существо предъявленного обвинения. Это весьма распространенная на стадии расследования практика, когда следователь игнорирует данную норму и не разъясняет существо обвинения, ограничиваясь формальным предоставлением обвиняемому и его защитнику возможности прочесть текст постановления о привлечении в качестве обвиняемого, из которого, к тому же, часто невозможно понять, что там сформулировал следователь и насколько этот текст обвинения соотносится с уголовным законодательством.

Что может предпринять защитник, если следователь нарушает закон

Судебное обжалование. Считается, что уголовно-процессуальный закон предоставляет возможность судебной защиты от незаконных действий органов предварительного расследования. Существует специальный порядок судебного обжалования, установленный ст. 125 УПК РФ.
Основная трудность при реализации этого способа защиты от неправомерных действий следователя — нормативно неопределенная самостоятельность следователя, на которую ссылаются суды при рассмотрении жалоб на незаконные действия следователя. Пока уголовное дело не поступит в суд, обжаловать какие-либо действия следователя в порядке ст. 125 УПК РФ довольно-таки проблематично, так как суды не вдаются в вопросы предварительного расследования, относя их к прерогативе соответствующих органов, в которую суд, якобы, вторгаться не вправе.

Судья Ленинского районного суда г. Нижнего-Новгорода своим постановлением признала незаконность возбуждения в УВД Ленинского района двух уголовных дел в отношении М., указав в постановлении на невыполнение органом расследования требований ч. 2 ст. 146 УПК РФ (в постановлении о возбуждении дела не указаны конкретные основания, а также не получены объяснения лица, в отношении действий которого принято решение о возбуждении уголовного дела).
Судебная коллегия по уголовным делам Нижегородского областного суда отменила это постановление судьи, указав в кассационном определении, что судья не может вдаваться в проверку достаточности оснований для возбуждения уголовного дела, так как это относится к компетенции следователя. При новом рассмотрении этой жалобы другой судья Ленинского районного суда выполнил указания судебной коллегии и отказал в удовлетворении жалобы на том основании, что суд не вправе оценивать эти действия и решения следователя.

Читайте так же:  Объединение гражданских дел в одно производство гпк

Приведенный пример не единственный, когда суды, по сути, незаконно ограничивают сферу применения положений ст. 125 УПК РФ, хотя такие действия и решения следователя, как возбуждение уголовного дела, в случае их незаконности, влекут самые катастрофические последствия для лица, в отношении которого будет расследоваться уголовное дело.
Представляется, что эффективность судебного обжалования действий и решений следователя и, соответственно, своевременность защиты от неправомерных действий и решений следователя напрямую зависят от того, насколько суд будет свободен в применении правомочия осуществления судебного контроля за обеспечением законности и обоснованности предварительного расследования. Для формирования такой практики адвокатам защитникам надлежит более активно использовать этот механизм судебной защиты от неправомерных действий и решений органов расследования.

Жалоба прокурору и руководителю следственного органа. Кроме обращения в суд, адвокат-защитник может обратиться с жалобой к прокурору и руководителю следственного органа. Однако, как показывает практика, такое обжалование малоэффективно. Ответы на жалобы в большинстве случаев представляют собой формальные отписки, не содержащие результатов проверки доводов.
Дальнейшее обжалование в суд фактического бездействия руководителя следственного органа или прокурора еще менее действенно, нежели непосредственное судебное обжалование незаконных действий и решений следователя.

Следователем СК РФ по Калужской области расследовалось уголовное дело в отношении Л.
В интересах потерпевшего руководителю следственного органа была подана жалоба на бездействие следователя. Ответ на жалобу представлял абстрактные рассуждения о содержании закона и утверждение о якобы правильности действий следователя. Аналогичная отписка была получена и от прокурора.
Тогда в интересах потерпевшего в Калужский районный суд была подана жалоба на бездействие следователя, руководителя следственного органа и прокурора. Судья отказал в принятии жалобы.
Судебная коллегия Калужского областного суда отменила это постановление судьи. Второй судья отказал в удовлетворении жалобы. Судебная коллегия вновь отменила это постановление судьи Калужского районного суда. Третий судья тоже отказал в удовлетворении жалобы. Судебная коллегия отменила и это постановление судьи. И только четвертый судья удовлетворил жалобу представителя потерпевшего. Ни орган следствия, ни прокуратура не обжаловали это постановление судьи.

[3]

В приведенном примере на обжалование даже явно незаконного бездействия следователя потребовалось почти 11 месяцев. За это время расследование по уголовному делу было завершено и дело было направлено в суд. Об эффективности судебного обжалования в данном случае говорить не приходится, поскольку актуальность жалобы к тому моменту отпала.

Находчивость и активные действия. При всем многообразии трудностей, с которыми сталкивается адвокат защитник на стадии предварительного расследования, квалифицированная юридическая помощь подразумевает использование им всех доступных ему средств и способов преодоления противоправных действий следователя.
При этом, даже находясь в явно выраженном процессуальном противостоянии со следователем, адвокату защитнику не следует выступать в качестве инициатора эскалации конфликта. Надо исходить из того, что существует много возможностей добиться от следователя соблюдения интересов и законных прав защиты.

Если же несмотря на все использованные адвокатом защитником возможности убедить следователя в необходимости точного соблюдения порядка и процедуры уголовного судопроизводства, следователь продолжает игнорировать процессуальные интересы защиты, то, адвокату защитнику ничего не остается делать, как предпринимать усилия по пресечению противоправного поведения следователя. Иначе ни о какой надлежащей юридической помощи мы говорить не можем. Однако эти усилия защитника должны подкрепляться пониманием правильности уже своих собственных действий. Последнее возможно только при надлежащей подготовленности защитника к осуществлению функций защиты в условиях непреодолимой конфронтации со следователем. В противном случае, если следователь почувствует «слабость» защиты, некомпетентность защитника, положение обвиняемого и его защитника может оказаться весьма плачевным.

В приведенном примере сработали два фактора — активность адвоката, о которой стало известно оперативным сотрудникам, и «стойкость» Ц., который сразу же стал требовать встречи со своим адвокатом и отказывался подписывать какие-либо документы в отсутствие своего адвоката.

Противодействие типичным нарушениям закона со стороны следователя

В той или иной мере ситуации, сопряженные с нарушением закона, могут возникнуть при производстве любого процессуального или следственного действия. Следственные органы в этом смысле накопили значительный арсенал всевозможных ухищрений и уловок.
Опытный адвокат-защитник должен хорошо знать существующую следственную практику и обладать стойкими навыками противодействия незаконным «манипуляциям» следователя. При этом, как показывает общение с адвокатами, они неохотно делятся своими профессиональными «секретами», что затрудняет тиражирование этого опыта.
Рассмотрим некоторые наиболее распространенные следственные действия.

Видео (кликните для воспроизведения).

Такую же профессиональную активность защитник адвокат должен проявлять в каждом следственном действии, в котором он принимает участие. Видя профессиональное мастерство, компетентность и объективность защитника, следователь будет более осторожен, более внимателен и, во всяком случае, будет опасаться допустить явные нарушения законности, на которые адвокат непременно укажет в протоколе. Соответственно, вероятность обострения конфликта следователя с профессиональным защитником резко снижается.

Источники


  1. CD-ROM. Лекции для студентов. Юридические науки. Диск 2. — Москва: РГГУ, 2016. — 451 c.

  2. Кодекс профессиональной этики адвоката; Проспект — М., 2016. — 179 c.

  3. Венгеров, А. Б. Теория государства и права / А.Б. Венгеров. — М.: Омега-Л, 2012. — 608 c.
  4. Лазарев, В. В. История и методология юридической науки. Университетский курс для магистрантов юридических вузов / В.В. Лазарев, С.В. Липень. — М.: Норма, Инфра-М, 2016. — 496 c.
  5. Зайцева Т. И., Медведев И. Г. Нотариальная практика. Ответы на вопросы. Выпуск 3; Инфотропик Медиа — М., 2010. — 400 c.
Законно ли адвокат не встречается со следователем
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here